В условиях изоляции (ч. 2)

Первая часть рассказа…

Девушка на дрожащих руках приподнялась и попыталась сползти с кровати. Вышло у нее это с трудом, так как тело до сих пор содрогалось мелкими молниями оргазма. От такого поведения ей было стыдно, противно от себя самой, но в тоже время она текла, наслаждаясь этими прекрасными моментами. И ей хотелось больше, превзойти свои и его пределы, как бы деликатнее о них сказать?

– Хозяин, – прошептала она, становясь на четвереньки у его ног, взгляд снизу-вверх быстро утомлял, но ставил ее на место. Дана понимала, что для него она не больше чем простое животное, разбросанное по улицам, которое можно поиметь, выбросить и жить дальше счастливо.

Обычно он так и делал с ней, ни о чем не заботился, заканчивал на первых двух разах, избивал её, но больше не хотел заниматься сексом. Новый препарат, какой бы он не был, сделал эти моменты более приятными и запоминающимися для них обоих.

– Сучке не разрешалось говорить, – он упер ногу в ее лицо и толкнул с силой, опрокинув на спину.

Из её носа малой струйкой пошла алая кровь вперемешку с соплями. Она вытерла их, а потом шустро прошлась на четвереньках в уборную, увидев его взгляд полный омерзения.

Она виляла своими бедрами так сладко, так беспощадно, что парень едва удержался, чтобы не трахнуть её вот так, не сломать до конца, не заняться с ней самым жёстким сексом, который она только сможет выдержать.

А ведь Дана могла выдержать все его больные фантазии. Хотя бы потому, что у нее самой их было не меньше.

Перед проходом в уборную, она остановилась, не поворачиваясь к нему, выставила ягодицы вверх, поднатужилась и вытолкала из растянутого очка большой фаллоимитатор, что все это время находился в ее толстой кишке. Она даже простонала, вставляя его обратно, а после скрылась за проходом.

Джордж молча ждал, поглаживая член массивной ладошкой.

Дона вернулась через пять минут, полностью убрав со своего тела всю грязь, подготовив этот чудесный холст для новых рисунков и нового наслаждения.

– Вниз, – приказал он злобно, смотря на то, как она идет на двоих ногах.

Парень вскочил с места и нанес ей удар по животу с ноги, от которого из влагалища девушки полилась сперма. Глаза налились слезами и вновь начали увлажнять лицо.

Она рыдала шумно, хрипела и держалась за живот.

– Замолчи, – он поднял ее за волосы и вставил член в рот, обеими руками насаживая ее голову на ствол.

Девушка отчаянно ударяла по его ногам, стараясь снять себя со стержня, вдохнуть больше воздуха, но вскоре руки безвольно повисли, а она смотрела отстраненным взглядом на своего партнера, пока тот продолжал таранить стенки ее горла.

Он, слишком бережно, убрал ее с члена, опустил на пол, прижал руками и подмостил под живот подушку, выставляя задницу на удобное обозрение. В такое положение, в котором будет удобнее всего наносить удары, трахать, а также… рвать её анальную дырку.

Жест при входе в уборную показал, что девушке все еще не хватало манер. Ее задницу следовало наказать как можно сильнее, а потом вслед большой игрушке туда поместилась кисть руки.

Она громко простонала и всеми силами внутренностей попыталась остановить дальнейшее движение руки. Дана понимала, что чем дальше та будет проходить, тем опаснее для её организма будет расположение не маленькой игрушки.

Но она продолжала громко стонать, а после минуты ожидания действий парня начала двигаться сама.

Он громко засмеялся, а после начала изворачиваться внутри её задницы, ударяя пальцами и кулачком в стенки, растягивая его. Вынул руку, ввел два пальца обеих рук и начал с силой растягивать.

Девушка ощущала, будто ее сейчас порвут на две части, стоны уже перешли в крик, а потом она обмочилась, прямиком на подушку.

Образовалась внушительная лужа, которая по большей части впитывалась в мягкость подушки. Белая наволочка быстро окрасилась в жёлтый свет, а запах… запах вымораживал как и его, так и ее.

– Мерзость, – выругался он, грубо толкнув рукой внутрь нее, а после вынул оттуда игрушку. Взяв игрушку рукой, он начал лупить ею её ягодицы, без жалости, вбивая в нее понимание того, какую ошибку она совершила.

– Ай! Больно! Хватит! Пожалуйста! – несмотря на крики, она продолжала лежать, стараясь почти что не двигаться.

Понимание того, что наказание нужно принимать стойко и наслаждаться им, вбили в нее несколько месяцев назад. Еще тогда, когда самого секса в их жизни было меньше, в те далекие времена, когда он учил ее наслаждаться болью.

Потому в его голове все мольбы обращались в подтверждение того, что ей нравится, и она хочет больше.

Удары стали сильнее, ягодицы девушки, как и грудь, покрывались новыми ссадинами, а парень медленно опускался ниже. Вот удар пришелся по ляжкам, от этого она невольно дрогнула и поддалась вперед. А после получила повторно по другой, но заметно сильнее. И на этот раз, скрипя зубами, выдержала. Громко прокричала, но выдержала и последующие удары, что оставляли на ее теле заметные повреждения.

Вряд ли она сможет ходить ближайшее время.

Приподняв её на ноги, он отпустил и с наслаждением посмотрел, как она рухнула, и начала рыдать, стараться умоститься так, чтобы ножки не подвергались лишнему весу. Не болели больше прежнего.

Всю её беспомощность он принял, загнав член по самые яйца внутрь влагалища. Правая рука между тем прошла сфинктер попки, резко провернулась и прошла дальше. Он хотел бы знать, от чего она кончила тогда: от резкого толчка и окончания в матку обильного заряда спермой, или грубого обращения с её задом.

Взяв её за бедра, он продолжал ещё с минуты три вгонять свой орган внутрь ее растянутого влагалища, между тем, раздвигая ягодицы в стороны и открывая для себя прекрасный вид ее внутренностей.

С таким же успехом он мог бы заметить и шейку матки внутри влагалища, достаточно было бы просто вынуть член, вставить пальцы и растянуть…

А можно было бы и порвать?