Домик на дереве

Случай произошел в деревне у бабушки. Мы всей семьей приехали к ней погостить на время отпуска отца и мамы, чему я был несказанно огорчен.

Мне, студенту, перешедшему порог восемнадцати лет, вовсе не понравилась перспектива провести две недели у черта на куличиках. Целых четырнадцать дней прожитых там, без интернета, без друзей и связи с другими. Конечно, были книги и закачанные сериалы – вот только я отлично понимал, что даже это не может меня спасти.

Летняя пора обещала быть занимательной: уборка на огороде, уход за ним и прочая мелочь, которой мы будем помогать бабушке, начнет занимать половину моего дня. Я так думал, но всё оказалось проще.

Бабушка выдалась весьма прошаренной на современные технологии, интернет и общительная бабушка были обеспечены. Прочие вкусности, которые она готовила, добавил приятных блесток в этой картине.

А потом я ещё познакомился с соседкой Лидой – очаровательной девушкой лет девятнадцати, с большой… душой. И душ у нее больших было аж две, а если считать не отдельными индивидуальными частями тела – то целых четыре.

Две большие груди, наверняка с озорными сосками – думал я, понимая, что выпирающие вершинки через тонкую футболку могли бы пронзить ткань.

Ягодицы у девушки покачивались, когда она зазывно виляла бедрами. Половина её задницы была выставлена на всеобщее обозрение, потому как короткие джинсовые шортики не были рассчитаны на конфиденциальность.

Упругая спортивная попка увлекала мой взгляд долгие дни, пока я, наконец, не остался один дома и не пригласил её к нам. Там мы устроили небольшое представление – точнее, сделала это девушка, – соблазнительно скинула шортики, стоя ко мне спиной и прогнулась в спине, из-за чего половинки выпирали в мою сторону сильнее.

Трусики, как оказалось, она тогда не надела, потому колечко между булками и пухленькая промежность с небольшой россыпью волос прекрасно сочеталась с её легким загаром. К удивлению, несмотря на жару, кожа её всё ещё была молочной, лишь некоторые части тела – вроде шеи, сильно обгорели.

– Прекрасно тело, – причмокнул я. – Огромная задница тебе идёт.

– Спасибо, – подмигнула она, оборачиваясь ко мне лицом и развела ножки на уровень плеч, упирая их в бока. – Вот так я провожу зарядку с утра, – она положила ладошки поверх огромной груди и нежно сжала оба холмика. После повторила движение, но сжала сильнее.

Я уселся удобнее, начиная через шорты массировать набухший орган.

– А потом я скольжу сюда, – прошептала она томно, опуская левую ладошку между ножек, и просунула пальчики между складок, кажется, введя их внутрь.

– Ах… – шумно вздохнула она, наращивая темп движения кисти. – Да, вот так… – Лида подняла футболку выше груди, оголив упругие, настоящие груди. Её соски действительно оказались внушительного размера: что ореолы, что сам торчащий вверх сосочек.

Тогда нас прервали родители, пришедшие слишком рано с мероприятия – видимо было до жути скучно, потому они как-то отделались от напора бабушки. Точно были горды собой за этот успех.

А мы то как им радовались: счастливая мать увидела приятную девушку моего возраста и подмигнула ей, я с непониманием смотрел на Лиду, пытаясь сообразить, откуда у неё такая скорость. Только что оделась всего за тридцать секунд. Пускай белья на ней и не было… всего-то шортики надеть и опустить футболку, но ведь…

Я рукой прикрыл промежность, и поприветствовал родителей.

Они ушли наверх, оставив нас одних, но момент был испорчен.

Как оказалось, только для меня: Лида приподнялась и выволокла меня на улицу, к себе в сад.

– В четырнадцать лет отец построил мне домик на дереве, – рассказывала она, потирая пальчиком мою руку, – ой, то есть, когда мне было четырнадцать. Там уютно даже спустя столько времени. Отец каждую осень латает его, а я люблю там зависать.

– Отличное место, уединенное и тихое, – кивнул я, замечая положительные стороны.

– Не совсем, – песенки птичек слышны очень хорошо.

Я лишь улыбнулся этому замечанию, а после опустил взгляд вниз – идти позади было отличной идеей.

Мы поднялись наверх по веревочной лестнице, где я опять был позади нее, и пристально наблюдал за промокшим низом шортиков, что впивались в половые губы и открывали их. Девушка хихикнула, перевалившись на платформу, а потом на четвереньках прошлась в довольно большой домик.

Здесь и правда было уютно.

Вместо кровати тут присутствовал небольшой матрас, на который девушка поспешила забраться и уже начала стягивать с себя всё лишнее. В данный момент лишним было абсолютно каждая часть её одежды.

Теперь она вся голенькая лежала перед мной, зазывно сверкая глазками.

Я не стал спешить снимать футболку, оставил это на нее, но шорты с трусами ушли на общую кучу одежды.

Член мой встал почти мгновенно, но не пульсировал спазмами приятной боли.

Девушка приблизилась ко мне, умостилась удобнее и обвила своими ладошками мой ствол полностью, начав водить по нему туда-сюда. Теплые и маленькие ладошки ощущались прекрасно, но лучше стало, когда девушка провела кончиком язычка по моей головке, собирая выделенную смазку. Она обвела им вокруг головки, оттянула крайнюю плоть в сторону и начала нежно лизать под головкой.

Я томно вздохнул и простонал, и начал поглаживать её волосы, перебирая их пальцами: девушка замурчала, и поместила её между влажных губ, начав всасывать в себя. Её язычок быстро и ловко скользил по уздечке, стараясь ещё сильнее меня возбудить.

Одну из рук девушка убрала себе между ножек, начав нежно и плавно поглаживать треугольник клитора – я очень внимательно следил за её движением, а потом она подняла на меня взгляд, нежно надрачивала основание, и постепенно погружала член всё глубже и глубже.

Повалив её на матрас, и упираясь коленями в него же, я начал нежными толчками погружать член дальше в её ротик.

Она начала сопротивляться, со слезами на глазах смотрела вверх, а потом зажмурилась – и попыталась расслабить горлышко. Я поубавил напор и продолжил лишь таранить её стенки горлышка, время от времени попадая в другую сторону – из-за чего её щечка так сильно выпирала.

Долго трахать её в ротик не хотелось, потому я вынул член и начал быстро его стимулировать рукой. Лида открыла ротик, вынула язычок вперед, и зажмурилась, и чуть-чуть подсматривала, ожидая следующих действий.

Я кончил, направив головку в её ротик: поместил на язычок, и чуть двинулся вперед, начав заполнять полость рта густым семенем.

Она держала ротик открытым до последней капли, потом облизалась и выпустила сперму на ладошки.

– Мм… – она протянула сладко, хотя было и понятно – не понравилось.

Питаюсь я, все же, не сильно здраво.

Она улеглась на спину, поджала ножки в коленке и развела их в стороны.

Продолжение рассказа…