Домик на дереве (ч. 2)

Первая часть рассказа…

Перевернув её на живот. Я пристроился к девушке сзади, положив член между половинок её ягодиц и начал водить им туда-сюда, грубо сжимая упругую попку.

Она прогнулась от моих рук, но прижалась плотнее ко мне, поворачивая голову в мою сторону:

– Потрись между ножек, – попросила она, и облизнула пересохшие от возбуждения губы.

Чуть отстранившись, с жаром в глазах, направил головку между ляжек и поднял её выше. Девушка сжала ножки вместе, сдерживая мой член подле своей истекающей соками промежности. Мягкие и влажные половые губы приняли меня хорошо – ствол терся между ними, а головка скользила по треугольнику, задевая чувствительную часть тела девушки.

Каждый раз её ножки сжимались вместе все сильнее, но она старательно пыталась унять дрожь и каждый раз раздвигала их в стороны. Совсем немного, так, чтобы мне было приятно двигаться и сжимать меня.

Долго продолжать такие игры не было сил, а потому я смело подставил головку к дырочке и начал медленно вводить внутрь – конечно же, после того, как одел розовый презерватив. Она вся сжалась подо мной, рухнула лицом в матрас и пыталась сдерживать стоны и крики. Было удивительно туго, – я-то уже подумал, что это местная давалка, по правде говоря.

Остановился я только тогда, когда мой лобок уперся в пышные ягодицы Лиды. Протолкнуть его дальше в этой позе было нельзя, потому двигаться я начал уже так.

Мысли постепенно утопали в жаре наших тел, а после двигаться начали оба, совсем позабыв про смущение и скрытность.

Лида стонала во весь голос, но потом я вдавил её голову в мягкий матрас и держал так, грубо впечатывая толчками в мягкость матраса. По маленькому домику на дереве все отчетливее разносились стоны девушки, все сильнее слышались шлепки плоть о плоть, а я все глубже и глубже вяз в этой страстной атмосфере наслаждения.

Мы закончили совсем скоро – оба. Она, закусив матрас и тяжело вскрикнув, сжалась подо мной и начала выдаивать из моего члена последние соки, что и так струйками выходили в резинку. Благо, я успел надеть презерватив.

Перевернув её на спинку, приблизился к губам и принялся нежно её целовать, успокаивая свой и её бешеный ритм сердца. Поцелуй, оказалось, больше заводил, распалял искры не потухшего огня, и воспалило желание вновь.

В ней так точно – мне потребовалось какое-то время, чтобы вновь восстать духом и упираться в её промежность, не ослабшим членом, а отвердевшим, будто камень.

Лидка оказалась смышленой, поняла мою ситуацию без слов и начала медленно возбуждать: девчонка стимулировала головку пальцами, целовала в шею, закрывая свою и вовсе не давая ничего с собой сделать – кое-как мне удалось пробраться между её ножек и вновь начать мастурбировать промежность, но она до боли сжала руку, не позволив мне нормально двигаться.

Добавим к этому то, что соображать я мог крайне слабо, и выйдет отличная картинка происходящего: я постепенно всё больше возбуждался от движений девушки, а она ловко маневрировала от моих рук, под конец, вынудив меня сжать обе кисти руками, поднять их выше её головы и сильно упирать в пол – матрас там закончился.

После этого я сел на её ножки, а член сам по себе лег на промежность и животик. Вся её промежность была влажной, но, как назло, второй резинки у меня не было с собой.

– У меня больше нет презерватива, – прошептал я на ушко, кусая её мочку и немного играя с ней. – Потому, остановимся на оральных?

– Или ты можешь войти в мою попку, – совершенно неожиданно предложила она, отворачивая голову, и попыталась дернуть руками. – Пусти, так будет неудобно, – жалобно и очень мило попросила она.

– Ни за что, – хмыкнул, в ответ улыбнулся и перевернул её на животик, все также сжимая ручки над головой, и пристроился между половинок, ища заветную дырочку.

После опустился чуть ниже, обильно смочив головку её же соками, выпустил слюнки на колечко и попытался ввести внутрь. Было чертовски туго.

Головка скользнула внутрь, после чего с хлюпом выпала обратно, а девушка хныкнула и чуть расслабилась, я прошелся ладошкой по её бедрах, ляжках, а после остановился на промежности быстро начав массировать клитор. Такой темп придерживал немного, ибо тело девушки вытягивалось как струна, а промежность и анальное отверстие лишь сильнее сжимались.

Следующие движения были плавными и умиротворяющими, они точно ей нравились больше – намного нежнее блуждал средний пальчик по клитору, намного чувствительнее я пытался проникнуть внутрь неё и нажать на вершину.

Она вновь прогнулась. Позже я продолжал работать только нежно, постепенно скапливал слюнки у нее между ягодиц, втирая их пальцем в колечко, и плавными движениями расслаблял.

– Всё… – она томно выдохнула, тяжело дыша, и пыталась прийти в норму. – Сейчас должно выйти. Не думаю, что вообще будут силы сопротивляться.

Но девушка ошиблась. Да ещё столько, что все марафонцы позавидовали бы. Её задница вновь сжалась под моим напором, но все же было намного проще скользнуть внутрь её – потому головка вошла почти без проблем.

Но была обвита толстой кишкой, сжата до предела, а потом я подумал, что это не самый гигиеничный способ удовольствия. Но становилось как-то всё равно, хотелось сделать больше, толкнуть в эту приятную тугость и тепло дальше, стать единым целым.

Я медленно продвигался дальше в неё, а потом услышал из-под себя тихий писк-стон, в котором читалось наслаждение.

– Даааа… – прошептала она в кровать, а потом сильно покраснела.

– Нравится играть с задом? – я упирался в упругие и большие ягодицы, потому не мог погрузиться сильно глубоко в неё. Всё равно это было чертовски приятно.

Захотелось прикрыть глаза.

Последние толчки были, словно за гранью реальности. После них, обильно наполнив попку Лиды семенем, я рухнул подле нее и прижал к себе, ища человеческого тепла, успокоения и, возможно, потуги продолжить наше баловство. Желание утолить животную жажду и принять…

Да, вот так её губы ощущались намного лучше: после оргазма они были куда мягче и вдвигались заметно плавней, медленнее, каждое движение, словно в отлично проработанном танце, переходило друг в друга.

Мы уснули, обнимая друг друга.