В другом мире (ч. 2)

Первая часть рассказа…

Головку члена обхватило тугое колечко и никак не хотело пропускать меня внутрь. Девушка стонала подо мной, стараясь всеми силами остановить напор. Ничего не выходило нормально ни у неё, ни у меня. Головка мало-помалу проходила сфинктер. Когда я налил смазки на место соединения наших тел, дело пошло заметно легче. И вот, головка внутри невероятно тугого отверстия.

– Го-гос-подин, – прохрипела девушка, борясь с тяжелым дыханием и болью, – меня будто раздирает на две части… Вы… я думаю, Вы… не сможете… войти в меня полностью…

– Всё будет хорошо, – я провел ладошкой по спине, пощупал ягодицы, ещё сильнее раздвигая половинки, после чего принялся поглаживать мягкие половинки, дабы девушка расслабилась. В таком напряженном состоянии она скорее сделает мне больно, нежели приятно. И себе также испортит впечатления: мне хотелось совсем другого исхода.

Попутно этому я добавил чуть больше возбуждающего эффекта от ощущений наполненности. Этого на первое время хватит, и так начнет сходить с ума через пару часов.

– П-при-приятно! – удивляясь своему заключению, выдала Эрилла.

Не торопясь, я надавил большим пальцем на головку, проталкивая орган чуть глубже. К моему удивлению, противостояния со стороны девушки было минимальным. Я легко вошел наполовину, и остановился только потому, что мне вся задача показалась слишком скучной. Даже влагалище и то больше сопротивлялось, болело.

Я понизил общую возбуждаемость на несколько пунктов. Она едва превышала обычную, но при этом количество смазки оставалось примерно таким же, как и в её собственном влагалище: текла она просто, как сучка в период течки, которая ждет, что её оприходует добрая половина континента.

Серьезно, откуда в ней столько жидкости?

Я провел ладошкой по плоскому животу, сместился на слегка волосатый лобок, а после ниже. Капюшон клитора горел пуще половых губ, но был заметно суше. Одно прикосновение к нему заставило девушку выгнуться в спине и блаженно закатить глаза, выставив язычок наружу.

Эрилла начала бормотать что-то, что разобрать мне никак не удавалось. Я решил, не придавать этому большого значения: вероятно, это был ломанный эльфийский язык. Ломаный, потому что в целом соображать девушка начала очень и очень не чётко. Не заигрался ли я с заклинанием? В целом… нет, она должна после этого выбрать, как правильно поступить: отдаваться мне регулярно и подчиняться, потому что я весь такой из себя могу доставить ей это удовольствие. Либо же бежать, при первой же возможности, чтобы не проходить такие «мучения».

Я бы выбрал второе. Никакое насаждение не сравниться с трезвостью и ясностью ума. Потому я и оснастил себя множеством защитных артефактов, пилюль… и прочего.

– Господин… – я услышал более-менее внятную речь, – почему Вы остановились?

Правда, почему я остановился?

– Задумался о твоём прекрасном будущем, – отвечал я, – что ты от него ждешь?

Эрилла задумалась на какое-то время, даже позабыв о том наслаждении, что окутало её с головой. Спустя минуту она, наконец-то, ответила:

– Хочу проводить так каждый день… – было и приятно и страшно слышать такое.

Оказалось, я совсем не готов обращать другого человека… другое разумной существо в некое подобие безвольной игрушки. Ломать её практически точно пропало желание. Но желания они такие: непостоянные, мнимые и часто действуют вопреки здравому рассудку. Быть в их власти всё равно, что лишать себя какой-либо ментальной защиты перед другими магами: убийственно глупо.

– Ты будешь проводить так очень много времени, – прошептал я, прогибаясь и плотно прижавшись к её спине. Мой орган в этот момент прошел чуть глубже. Я поцеловал одно плечо, потом второе, опустился ниже и укусил спинку.

Эрилла простонала от этого смесью наслаждения и боли, но стерпела и даже не дернулась. Ни один мускул не пошевелился.

– Ты можешь задать темп, – мне стало любопытно, насколько сильно она хотела ощущать мой член внутри себя.

– Спасибо! – ответ не заставил себя ждать даже секунды. Что слова, что действия: она грубо и резко насадилась попкой на мой член, проталкивая его до упора внутрь себя. Соприкосновения плоти сопровождалось звонким шлепком тел. Следом этому прозвучал тихий хлюп.

Меня заинтересовал этот звук очень сильно. Он обволакивал мысли и возбуждал меня на новые безумные поступки. Становилось непомерно жарко. Я решил помочь девушке.

Мои ладони легли на её бедра. Пальцы крепко вцепились в них с такой силой, после которой на теле наверняка останутся ссадины. Я вынул член почти полностью из отверстия Эриллы, остановил её попытки насадиться обратно, надавив руками. И резко вошел, вдавливая девушку в постель.

Она полностью обмякла от такого поворота событий, задышала тяжелее и вскрикнула в подушки. Пожалуй, это был только первый её оргазм за эту ночь. Но ничего страшного, мы же не собираемся прекращать.

Эрилла, тем не менее, лежала неподвижно, с закрытыми глазами просто восстанавливалась после пережитых ощущений и небольшого марафона, если быть точным – первого в её жизни.

– Ты же думаешь, что это всё?

– Но… Вы же сделали меня женщиной, – прошептала она совсем тихо, но в этой тишине я слышал её прекрасно, – разве этого не достаточно? Я пока что не заслуживаю на такие ощущения.

– Когда это ты начала занижать свои достоинства? – бросил я недовольно, в повторил прошлый прием натиска на тугой анал девушки. Она даже хныкнула между стоном.

– Про-простите… – она вновь напряглась, но значительно слабее. Мышцы всё равно были куда мягче, даже в заднице и то было не так туго, как до этого. Не скажу, что это сильно огорчало. Пусть побудет и куколкой.

Выставив руки, как опору по обе стороны от её хрупко тела, я начал плавные и ритмичные толчки. Звучание каждого хлюпа заставляли меня с наслаждением двигаться в мелком и жженом темпе: так слышалось лучше, так звучанию ничто не мешало.

И вот, я наконец-то закончил – вновь вошёл в неё резко, без жалости и принялся наполнять обилием семени.