Студентка Машенька

Маша с ужасом думала, как будет сдавать зимнюю сессию. Другие студенты лишь пожимали плечами, слушая ее опасения.

— Мне бы твои проблемы! – Заявила лучшая подруга. – Подумаешь, четыре поставят. Мне бы на три с минусом сдать, от счастья буду прыгать!

Григорий Александрович оказался очень принципиальным и вредным преподавателем. Любая провинность студенчества обязательно каралась на зачетах и экзаменах. Особых грехов за собой Мария не помнила, но решила подстраховаться. Она шла на красный диплом, поэтому за все экзамены должен быть только высший балл.

— Григорий Александрович, вы же знаете, что у меня только пятерки по всем предметам? – Подошла к нему девушка после лекции.

— И что же дальше, милочка?! – Загадочно улыбаясь, поинтересовался мужчина.

— Я готова на любые условия, чтобы получить «отлично» по вашей дисциплине.

— Хорошо. – Мужчина вырвал листок из ежедневника и стал что-то писать. – Вот мой адрес, в субботу часиков в шесть вечера жду в гости.

Машенька была сильно удивлена тому, что проблема решилась так просто. Она танцующей походкой направилась в коридор.

Преподаватель проводил ее жадным взглядом. Среднего роста, но с прекрасной грудью. Красивая фигурка подчеркнута коротким платьем, открывающим стройные ноги. Колготки телесного цвета прятались в высоких сапожках. Сорокалетний мужик еле смог сдержать сладострастный стон.

«Нужно обязательно взять лекарство в аптеке. Приму заранее, всю ночь буду ее трахать!» — Промелькнуло в голове.

В последнее время его ствол превратился в вялую тряпку, поднять которую становилось все сложнее и сложнее.

В субботу девушка решила не фантазировать с одеждой. Выбрала первое попавшееся платье, черные чулки, шубку. После визита к преподавателю планировала заглянуть к одному молодому человеку, который настойчиво за ней ухаживал. Взяла несколько крупных купюр, чтобы точно хватило. В назначенный час стояла перед простой железной дверью в старинном многоэтажном доме.

— Ах, Мария. Заходи, заходи. Давай шубку, раздевайся.

— Подождите, Григорий Александрович, я думала…

— Раздевайся. – Настойчиво-вежливым тоном приказал мужчина.

Девушка послушно сняла верхнюю одежду, и прямо в сапожках прошла в комнату. Преподаватель шел за ней следом.

— Григорий Александрович, я хотела вам предложить… — Она замолчала, стыдливо дергая молнию сумочки. – Не знаю, какая сумма вас устроит?

— Сумма? Ты хочешь предложить мне деньги?! – Искренне рассмеялся мужчина. – Глупышка. Они меня совершенно не интересуют. А вот ты…

Он сделал шаг вперед и жадно провел рукой по ее груди.

— Что вы делаете?! – Испуганно воскликнула Машенька.

В ответ он крепко ухватил ее за бедра.

— Какая ты… — Прошептал ей в лицо. – Молодая, желанная!

— Пустите! Не надо! Я не это имела в виду!

— Напрасно! Мне другого расчета и не нужно! — Григорий Александрович привлек ее к себе и стал жадно целовать.

Читайте также:  Грубо, но приятно

Щеки, губы, курносый носик. Вовремя принятое лекарство начало действовать. Старый жезл стал просыпаться, оттягивая ткань в паху.

— Нет, нет, что вы делаете?! Не нужно! – Причитала девушка, пытаясь его оттолкнуть.

Но силы были неравны. Мужчина был выше и крупнее. Одной рукой обхватил за спину, пресекая все попытки вырваться, другой задрал подол и схватил за попку.

— Какие сдобные булочки! – Застонал он. – Не верю, что через несколько секунд войду внутрь!

Девушка вяло отбивалась. Она не могла себе поверить, что это происходит с ней. Но преподаватель возбудился и хотел от нее близости. Он огляделся и решил уронить ее на диван, стоящий неподалеку. Не отпуская студентку, стал подталкивать в направлении мебели. Маша догадалась, чего он хочет, и резко опустилась на колени. Таким образом она планировала вырваться и убежать. Но план не удался. Григорий Александрович не выпустил ее и оказался рядом.

— Будем играть?! Хорошо, мне нравится твой замысел.

Уронил ее спиной на пол и попытался раздвинуть ноги. Маша сопротивлялась изо всех сил. Тогда он чуть приподнялся и резко перевернул ее на живот. Она была вынуждена приподняться на руках, чтобы не уткнуться лицом в ковер. Воспользовавшись ее замешательством, он сильным движением вогнал колено между ее очаровательных ножек. Просунул руку.

— Ах, плутовка! Ты в чулочках! Как мило!

Не тратя времени, отодвинул ткань трусиков, освободив половые губки. Девушка в очередной раз попыталась вырваться. Он навалился сверху, припечатывая ее к полу. Ей пришлось подложить под себя руки, чтобы не задохнуться. В это время мужчина расстегнул ширинку и достал член. Сильней раздвинул ее ноги и стал тыкать жезлом в промежность. После нескольких неудачных попыток ему удалось войти в нее.

— Наконец-то! Застонал он от удовольствия. – Какое давно забытое чувство!

— Старый козел! – Вырвалось у девушки.

— Ничего, старый конь борозды не испортит! – Возразил Григорий Александрович, с силой погружаясь в женское лоно.

Машенька всхлипывала от боли и жалости к себе. Подумать только, ее трахает какой-то старпер! Мужчина увеличил темп, и через пару минут кончил. Распластавшись на девушке, он довольно застонал. Она попыталась встать. Но у хозяина квартиры были другие планы на вечер. Чуть передохнув, он приподнялся и дрожащими от возбуждения руками попытался найти застежки на ее платье.

— Что вы делаете?! Неужели еще? – Глотая слезы, заговорила Маша.

— Конечно! Эта ночь в моем распоряжении.

Девушка сильно устала, но сдаваться не собиралась. Поэтому Григорию Александровичу стоило больших трудов стащить с нее одежду. Платье, бюстгальтер, трусики. Чулки и сапоги он намеренно оставил. Мужчине очень нравилось, когда женщина выглядела именно так. Приподняв с ковра, все-таки дотащил и повалил ее на диван. В этот раз решил, что будет заниматься сексом в классической позе.

Читайте также:  Горячий пацанчик

Снова коленом раздвинул ее ножки и опустился на красавицу. Внимание привлекла ее грудь.

— Маша, ты кладезь соблазнов. Я теряюсь, не зная, что с тобой делать!

Он целовал ее бюст, по очереди лаская каждую грудку. Под его напором они затвердели, соски заострились. Девушка начала тяжело дышать. Мужчина просунул одну руку и стал гладить половые губы. Наконец добился своего. Маша стала возбуждаться следом за ним. Наслаждаясь моментом, не торопясь, вошел в нее, чувствуя тепло и влагу женского тела. Стал продвигать член вперед, затем возвращал назад. Красавица откинула руки в стороны, смирившись с происходящим. Григорий Александрович переключился с груди на шею и ушки. Проникать в рот языком пока боялся. Студентка могла и укусить.

Рукой схватил ее за бедро. Женская ножка в чулочке заставила член трепетать еще сильнее.

— Руку! Руку под попу положи! – Громко потребовала Маша, задышав еще сильнее.

Он подчинился и сжал ладонью ягодицу. В ответ раздался сладострастный стон.

— Еще глубже, еще! – Она стала регулировать процесс соития. Мужчина старался изо всех сил. Этот раз был более длительным, и парочка испытала оргазм почти одновременно. Он все еще опасался, что студентка может сбежать и не спешил встать с нее.

— Мне тяжело, отодвинься! – Потребовала девушка.

— Разве мы на «ты»? – Болезненно удивился преподаватель.

— После насилия да! – Отрезала Маша. – С твоей стороны было большой глупостью не использовать презервативы. Анализ ДНК покажет, кто принудил меня к сексу. Вставай, мне неудобно. Мужчина приподнялся на руках, и в этот момент девушка ловко подсунула свою ногу. Колено оказалось как раз под его гениталиями.

— Получи! – Она с силой ударила его в причинное место. Затем второй, третий раз. – И распишись!

Григорий Александрович тонко завыл от страшной боли, скатился на пол и стал изгибаться на ковре. Она с наслаждением наблюдала за процессом. Затем поднялась и острым носком сапога ударила несколько раз в пах. Судя по сдавленным воплям, цель была снова поражена. Не спеша, отправилась искать кухню. Мужчина почти пришел в себя, когда девушка вернулась.

— Теперь играем по моим правилам! – Наклонилась к нему и просунула острый керамический нож к горлу. Про куннилингус что-нибудь знаешь?!

Мужчина старательно сделал вид, что в первый раз услышал неведомое слово.

— Тогда придется познакомиться! И не пытайся отвертеться. Ножик острый, я нервная и злая. И, да. Сейчас сумочку достану, не забудь экзамен принять и пять поставить!