У домашнего очага

Дрова игриво потрескивали. За окном все заметал снег, веяло пронизывающим холодом, но внутри было тепло и уютно. Никто бы не отказался от теплого уголка, которым владела семья Панфиловых.

– Зай, – воскликнула стройная женщина с длинными русыми волосами, – принеси мне вина! – в голосе вовсе не было требовательных и наглых тембров.

Голос её звучал звонко и мило, распространялся по небольшому домику у окраины деревни. Дача была куплена всего месяц назад, специально для лучшего зимнего отпуска.

– Сейчас, малыш, – отозвался мужчина, спустя несколько секунд.

Он неторопливо открыл холодильник, обвел его внимательным взглядом и с досадой прокричал в ответ:

– Вино закончилось.

– О нет! Да еб… – она выругалась длинным потоком цензурной брани.

– Но есть виски, – выслушав её серенаду, Майкл отозвался с ухмылкой на лице.

– О! Супер, тащи его сюда!

Муж спустился со второго этажа, неся на небольшом подносе виски, два небольших стакана и бутерброды с икрой.

– Мммм. Моя ты Хозяюшка, – хихикнула женщина, смотря на мужчину с оголенным торсом. – Иди, обниму.

Он поставил поднос на небольшой столик дивана, а сам подсел к жене – ближе к камину, откуда веяло приятным жаром. Её руки, словно змеи, обвили его шею, крепко прижали к груди.

Мужчина в ответ на действия жены, поднял её на руки и нежно укусил выступающую грудь.

– Ай! Зай, ты чего кусаешься, – она хихикнула, – что ты такой вредный, – коснулась пальчиком его носа, – бип-бип, спереди препятствие, большие сисечки.

Они оба громко засмеялись.

Мужчина улыбнулся и страстно поцеловал жену.

– Я люблю тебя, Дарья Владиславовна, пленница моего сердца, – и вновь поцеловал в засос, крепко обнимая за талию.

– Я тебя сильнее, хозяин моего сердца, – она проворковала, – кровь от крови моей, большой дракон.

– Хочу тебя, – проговорил он, прикасаясь губами к шее, и заставляя женщину уплыть в нирвану за удовольствием.

Он тянул Дашу всеми силами.

– Нет-нет, погоди! Я кушать хочу, большой босс, давай сначала перекусим, – она приподнялась, виляя бедрами  отошла к дивану, – а после я разрешу делать с моей попкой, – звонкие шлепок по упругим ягодицам, – все, что только захочешь.

– Даже? – довольно спросил муж.

– Даже так, я тоже хотела попробовать, смогу ли выдержать, – она прыгнула на мягкий диван, ощущая, как трусики становятся влажными. – Эй, эй, боец, куда это ты спешишь, – засмеялась она, видя, как шорты мужчины заметно набухли.

– Сама виновата, нечего было возбуждать, – парировал он, – тебе это ещё исправлять, потому не сильно расслабляйся.

– Это будет приятнее, чем ты это преподносишь, – фыркнула она, слизывая полоску икры язычком.

Парень шумно проглотил слюни, а жена звонко рассмеялась.

– Ахах, вух, Майкл, ты не выносим, – она преподнесла к его рту бутерброд.

Он послушно открыл, принимая еду.

После этого женщина набрала в ротик виски, и страстно поцеловала мужа, сплетая язычки и смешивая их слюни с алкоголем. От поцелуя они пьянели даже больше, чем от алкоголя.

Дарья повалила мужа на спину, оседлав его и начала тереться промежностью о его низ, ощущая твердый агрегат под тонкой тканью.

– Большой зверь, – проговорила она, – хочу, чтобы ты врезался в самые глубокие уголки моей киски,  Зай, – прошептала она на ушко, и облизнула его язычком.

Мужчина ни слова не проронил, сильно впился губами в приоткрытую грудь и сжал ягодицы до боли.

– Мм, да, вот так, кроха, сильнее дави мои сладкие булочки. Покажи мне, как сильно ты меня любишь. Как сильно ты любишь задницу своей похотливой сучки.

От слов женщины оба возбуждались с новой силой.

Мужчина не терпеливо перевернул её, поджимая под себя и стянул короткие шортики вместе с трусиками, после чего приставил большой и толстый член к её попке, провел им между ягодиц и резким толчком вошел в её влагалище, пробирая до упора, касаясь шейки матки.

– Ох! Зай, ты во мне… – сладко запела женщина, – глубже не войдет, не старайся, – мило и с издевкой ответила она, стиснув зубки от приятной боли.

Мужчина, тем не менее, не перестал стараться вогнать член ещё дальше, сильными толчками долбил что есть силы девушку. Его лобок с болью врезался в упругие ягодицы Дарьи, покачивая их. Они волнами содрогались с каждым новым столкновением, поражая девушку до глубины души.

Она каждый раз широко открывала глаза, пока наконец-то не привыкла к сильному напору и размеру мужа. Только спустя какое-то время она смогла получать только удовольствие, полностью забыв про жгучую боль внизу. Теперь жгло приятным жаром, разгоряченным и налитым кровью членом. Она ощущала каждую вену на нем, каждый толчок и столкновение головки с шейкой её матки. Те незабываемые чувства, которых так жаждала всю неделю.

– Зай, боже, да… – она простонала и громко айкнула, когда он впился со всей силы руками я её ягодицы, надавил на них с силой и сжал до боли в пальцах.

– Трахай меня сильнее, большой босс, хочу… мх… хочу, чтобы ты входил в меня вечно. Глубже, давай ещё… протарань мои внутренности. Давай!

Она вскрикнула, муж почти вынул член и ещё сильнее вогнал в нее, начав наполнять изнутри обильным потоком семени. Она застыла на мгновении, а после сама начала кончать от чувства наполненности, которое раньше ей не доводилось испытывать.

– Мой зайка, – она прошептала, без сил рухнула на диван и тяжело дышала. – Эй, ты что творишь!

Мужчина, тем не менее, перевернул девушку на спину и подложил ей под голову подушку, навис над её грудью тяжестью своей фигуры и приставил член к податливому ротику.

Жена устало приоткрыла губки, пропуская головку глубоко ей в глотку. Дарья закатила глаза, но стойко удержала себя от того, чтобы судорожно забарабанить по ногам мужа, пытаясь откинуть его, а напротив, принялась, с закрытыми глазами мелко посасывать.

Мужчина желал другого исхода. Потому вскоре взялся за голову жену и принялся грубыми толчками, ничуть ни слабее тех, которым подверг её промежность. Она закатила глаза, крепко вцепившись в покрывало, смотрела на мужа и тихо хныкала, послушно терпя все тяготы своего положения.