Пикник с эльфийками

Трое авантюристов занимались обустройством ночного лагеря – простенького до невозможного, но с комфортными условиями проживания. Каждому по отдельной палатке, свой пень. Попозже занялись костром, охотой и приготовлением пищи.

К вечеру в их лагере стоял аромат жареной оленины, так легко и чутко разносящийся по окружности. Он бы привлекал зверей, те бежали в их сторону в надежде на легкую добычу: мясо вкуснее сырого, а потом ещё и люди. Человечина почиталась между ними особым образом: можно сказать, была деликатесом.

Но, когда те настигали авантюристов, всё оборачивалось против них – бравые мужья рассекали воздух длинные и тонкими мечами, и также легко отделяли кости и мясо друг от друга. Новое мясо было решено закоптить и взять с собой на следующий день, вдруг дичь окажется более прыткой или просто лишняя возможность отдохнуть.

После второго нашествия волков звери начали обходить их лагерь стороной. Веселые голоса безмятежно поднимались ввысь, смех и песни распевались между листвой и утопали далеко в горах, привлекая внимания более сильных существ – ночных эльфов.

Их было также трое – поголовно каждая с прелестными формами, но для каждого разными: миниатюрная, но с пышной грудью и несимметрично большой задницей; стройной, с большой грудью, но ягодицы небольшие, упругие и спортивные; и последняя – само совершенство посредственности: все не большое и не маленькое.

Девушки вышли к ним без опаски, их очаровательные тела были окутаны серыми робами. Мужья насторожено взялись за оружие и готовились к более сложному бою – конечно, уверенность в победе не покидала их ни на минуту. А женщины – как вернее к ним обращаться – скинули капюшоны и добро и нежно улыбнулись им. Каждая выбрала одного, словно так всё и было задумано.

Пышная эльфийка

Её окутал вниманием и заботой рослый мужчина с свирепым взглядом, мигом предложил сесть к нему, а женщина, хихикнув, уселась на колени, и подула тому в лицо. Его глаза помутнели, а зрачки заполняли всю красоту алых глаз.

Девушка опустила небольшую ладошку между кожаных штанов авантюриста, провела по выпуклости пальчиками и остановилась на предполагаемом расположении головки – попала она точно в цель – сжала, а и начала медленно массировать. Он во весь рот улыбался ей, и сам начинал активно действовать: большой ладошкой накрыл её левую грудь и правую ягодицу, нежными, но опытными движениями массировал, сжимал и разжимал пальцы.

Она тихо постанывала тому на потеху и полностью расслаблялась, отдаваясь воле мужчины. Хотя ловкие пальчики уже пробрались к ремню и умудрились стянуть его и достать толстый орган, что стоял массивным колом, стремясь ввысь. По мнению девушки, уж слишком короткий, хотя принимать настолько толстый ей не приходилось – она загорелась детским любопытством и выбралась из теплых и крепких объятий мужчины.

Мужчина недоумевал, смотря на её действия, и пытался ухватить, но она подобно кошке извернулась, уходя от объятий, и уселась на колени перед ним. Вынула язычок – весь покрытый слюной и дивно длинный, почти что змеиный. В её взгляде горело желания и невероятный голод.

Девушка обвела язычком головку член, начав медленно двигать им. Её действия заставили мужчину прогнуться в спине и вытянуть ноги. Накатившее удовольствие лишило его дара речи, окутало истомой и разожгло новое пламя, сильнее прошлого.

Тем не менее, через пару минут стараний девушки он смог положить руки ей на затылок и направить на путь истинный: придавил плотнее к себе, заставляя умелицу припасть губками к кончику органа. Эльфийка подняла на него протестующий взгляд, но авантюрист видел в нем только желания и наслаждение – в упор, отказываясь верить, что ей это может не нравится.

Движения умелицы становились все томнее и грубее, орган скользил через язычок и ударялся в стенки горлышка, норовя пробраться глубже. Женщина приостановилась, когда тот уже почти попал куда нужно, а руки большого мужчины напряглись до предела, готовые насадить её на орган.

Она вдруг осознала, что толщина его сделает ей и больно, это мимолетное пониманием вызвало рефлекс, попытку остановится, но было уже поздно, ведь мужчина решил, начал, оставалось только поддаться вперед, чуть нажать. Это он и сделал, с чувством насадив голову незнакомки на свой толстый орган. Глаза женщины выпучились, смотрели сначала широко вперед, не веря происходящему, потом поднялись к верху и жалобно попросили: прекрати.

Авантюрист в этом взгляде увидел другое: желание продолжать и двигаться сильнее. То, что ей это понравилось, и окончательно утонул в блаженной идиллии. Насадил ещё раз, в упор введя орган в горло. Член приятно сжимало, постоянные попытки вдохнуть и проглотить стимулировали его, а сжимало настолько туго, что невольно он начал кончать.

Струйка за струйкой выходила вязкая жижа, наполняющая живот эльфа, из-за чего тот сильно набух и округлился. Такое количество спермы казалось ей нормальным, ведь она знала, каким эффектом это всё вызвано. Вот и продолжала смиренно глотать столь приятную… сладкую… и немного горьковатую пищу. И она действительно прибодрилась.

Руками она стянула себя с органа, что все также стоял колом и даже не думал уходить. Наступил момент, когда она должна была повторно принять в себя семя, но уже другой частью тела и насытить другой орган. Оплодотворить себя, продолжить свой род. Желание трахаться просто фонтанировало в её пошлом взгляде и безумной улыбке.

Такой же безумной, что наблюдалась на лице авантюриста.

Она расставила ноги в сторону, приподняла то немногое, что прикрывало её промежность – тонкая ткань, повязка, даже без низа. Больше похоже на короткую юбку, или просто украшение для бедер. Она развила пальчиками свой розовый бутон и представила дырочку на обозрение мужчины.

Последовательность действий была максимально ясна: авантюрист поднял её легкое тело на руки и приставил головку члена к её промежности и приготовился выпускать.

Она прошептала впервые на вечер: Давай.

И он вошел в неё, надавил руками на плечи, протолкнул по самые яйца свой орган. И оба застонали в унисон другим парам. Движения постепенно синхронизировались, переходили в безумный и грубый танец, в котором девушка двигалась даже более яростно, вколачивала свое маленькое тело на него, пропуская внутрь стержень.

Все старания: сильные сжимания, круговые движения бедер были лишь для того заветного момента, когда тело мужчины пробила сильная дрожь и она начал наполнять её внутренности семенем. Сперма выходила через края, выбивалась тонкими струйками, пока пульсации не прекратились.

Эльфийка сошла со своего мужчины, утолив своё желание, скрылась в тьме леса. Бедра её при этом плавно покачивались, а между ними выступали тонкие, едва заметные ручейки семени.

Читайте также:  Родственные души

Большегрудая эльфийка

Вторая женщина с большой грудью припала к самому короткому из них. Оскорбительное выражение, тем не менее, заставляло его больше гордиться, ведь он оставался выходцем из первородных карликов, тех самых, что славились своей умелостью в постели и воинственным характером.

Он был куда активнее, а после активации особого эффекта жрицы начал действовать для удовольствия той: а женщине только и осталось, что смотреть на него вниз с полу прикрытыми от наслаждения глазами.

– Мх! – её стоны разносились громче остальных, так как он активнее действовал, стимулируя язычком клитор. Хотя чувствительность её была чуть пошатанная – сам карлик отметил, что к такому она явно привыкла – он старался изо всех сил быстро и с нежным надавливанием водить кончиком язычка по небольшой бусинке.

Что в тоже время становилась постепенно значительно больше, и уже походила на небольшой мужской орган. Разве что без кожицы – точка чистого наслаждение. Прикосновения влажного и горячего язычка к клитору вызывало все больше дрожи, заставляло её задыхаться и изворачиваться. Но делала она это не в противоположную сторону, а настигала его ротик и щетину, что приятно щекотала нежную кожу.

Карлик подул горячим потоком воздуха ей на промежность и слизнул огромное количество соков, что вышли из нее. Какое-то время они были у него во рту – к удивлению жрицы тот даже бровью не повел, хотя они оба знали, что вкус в них мерзкий – а после оказались на руке. Карлик использовал их как отличную смазку, вылил на пальцы и приставил к анальному отверстию.

Он умело подметил, что попка девушки шире, чем у прочих – видно, заметно, что хочет что-то большее внутрь себя, но пока что наслаждалась лишь пальчиками.

Первая фаланга среднего толстоватого пальца легко вошла внутрь, и мужчина осмелел, толкая остаток конечности дальше. Прекрасно, подумалось ему, когда второй пальчик вошел также легко, как и первый. Третий, без имени, пришлось толкать с упорством и силой, смазывая ещё большим количеством соков.

Она текла как последняя сука от напора и чувства наполнения в своей заднице.

– Да! Малыш, вот так, – нежно и страстно прошептала она. Мелодичность голоса и стонов вызывали бурю в сознании и теле авантюриста.

– Хочешь большего? – спросил он, с явным намеком на продолжение. Сомнений не было – она хотела большего, хотела его член внутри себя. А ему лишь хотелось услышать это, её пошлое и извращенное признание быть трахнутой в не созданную для этого дырочку.

– Хочу твой член, малыш, вот сюда, – к его сожалению, она открыла пальчиками сладкую и истекающую соками промежность.

Дырочка приветливо открывалась-закрывалась, вызывая новый запал. Как бы, он уже не хотел её попку.

В порыве страсти он немного повредил ремень и штаны, – придется латать, подумалось ему, но потом жаркий поцелуй опалил его ушко и все мысли ушли в небытие. Он напрягся пуще, когда ловкий язычок жрицы играл с мочкой его ушка.

Карлик удивленно подметил, что ни одна с женщин не вызывала столько желания, как эта. Пусть они и не были знакомы, узнать кто она и откуда – это стало его целью и обязанностью. Второй на этот вечер.

Головка скользнула внутрь, а после длинные ножки обвили крепкий торс карлика и притянули его ближе – невольно он поддался вперёд, вставляя орган глубже. До упора войти он не смог.

– Вот это размеры, малыш! – вскрикнула стройная женщина, и открыла свою большую, упругую грудь. – Хочешь потрогать моих сестричек? – она хихикнула, смотря на животные глаза мужчины.

И обрадовалась, что выбрала именно его.

Карлик грубо вошел в нее ещё раз, потом повторил и припал зубами и губами к набухшему и твердому соску. Жрица аж вытянула ножки вперед, подобно копью, устремив их во тьму леса и создав большую тень на его полотне.

Она прикрыла рот рукой и поалела, сильнее утопая в наслаждении.

– Тебе нравится? – карлик задал вопрос и сразу же потянул зубками за сосок, оттянул его на довольно большое расстояние – и отпустил, из-за чего полные груди активно покачнулись.

– Да, малыш! – его вовсе не смущало такое обращение, потому как мужчина хорошо осознавал – что там он вовсе не малыш.

– Тогда кричи, мне это нравится, женщина, – последнее слово он проглотил, а потом его лицо накрыли грудью. Вместо того, чтобы отстранится от них, мужчина начал активнее входить и выходить из незнакомки, постепенно заставив её сменить позу.

Жрица уперлась руками в настил из тканей, а после и вовсе рухнула на спину, ухватившись руками в мягкую и теплую ткань. Но она не стремилась утолять его жажду в звуке. Постыдном… стоны её звучали тихо, будто всхлипы.

Она хрипло простонала, и выгнулась будто стрела, сильно сжала ножки и прижала сильнее карлика к себе – очень резко и напористо. Член его вдавился в шейку матки, едва-едва продавил её сильнее, а потом он вышел почти полностью.

Женщина тяжко вздохнула.

– Это было чудесно, малыш, – она благодарно смотрела на него, хотя и понимала, что работа её на этом не закончена: нужно довести партнера до пика наслаждения, взять его семя и только тогда можно быть по-настоящему удовлетворенной.

Карлик ответил хрипло, будто на спине нес коня:

– Д-да… это невероятно приятно, – ведь сжимать эльфийка не переставала.

Он пытался удержать в себе все наслаждение и не выпустить ни капли, смиренно и терпеливо выжидая момента.

– Надо, чтобы ты тоже закончил, – она проворковала к нему, попыталась подняться, но руки были ватными.

– Не двигайся, отдыхай, красавица, – он улыбнулся ярко и счастливо, а потом толкнул со всей силы. Грубо, без жалости растягивая её внутренности, и засаживая до упора. Он уперся в верхнюю стенку и сильно надавил на неё. На животике виднелся небольшой бугорок, жрица положила туда пальчики и провела ими – это стало последней каплей в терпении.

И началом бурного выплеска эмоций и наслаждения.

От окончания мужчины обоим, будто снесло крышу – он закатил глаза за орбиты, без перерыва и вздоха наполнял её изнутри. Становилось горячо и тесно, прямо таки обжигало; – она высунула язычок и впервые за всё действо застонала, не сдерживаясь, можно сказать вскрикнула.

Лицо перекосилось в удовольствии, ликовании и завершении трудного и долгого процесса. Но покидать карлика она не спешила – пусть и смогла сделать это через каких-то десять минут, жрица осталась с ним до утра, крепко прижимая к большой груди и счастливо улыбаясь.

Читайте также:  Покупка в цветочном салоне «Георгин»

Само совершенство

Последней парой, самой неторопливой была: авантюрист с посредственной внешностью, но холодными глазами и девушка с таким же составом. Что правда, его она привлекала все равно невероятно. Манила всем своим естеством.

Первые минуты они провели в общении – она больше отвечала кивками или мотанием головы со стороны в сторону, а он пытался подобрать как можно более простые вопрос, что подходят для такого ответа. Смущать её ему не хотелось совершенно, да и красавца постепенно раскрепощалась. Сидела ровнее, а потом расправила накидку, обнажив перед авантюристом нежное тело.

Он подошел к ней, аккуратно уложил на ткани и начал покрывать тело влажными и горячими поцелуями. Двигался он неторопливо, постепенно уделяя каждой части тела должное внимание: начал с ушек, спустился к подбородку и нежно прикусил его, потом поднялся к носику и страстно поцеловал в губы.

Девушка не отвечала первые секунды, лишь отводила взгляд и позволяла себя целовать. В целом, твердила она себе, это устраивало, но было что-то не то. Хотелось немножко большего и желание это позволило ей расслабиться и отдаться поцелую сильнее. Она аккуратно прижалась губами к его губам, уже сама. Авантюрист невольно раскрыл глаза, старательно скрывая своё удивление.

Жрица эльфов старательно прикрывала глаза, стараясь не смотреть на партнера. Первая вылазка в её жизни – неопытность прямо таки врезалась в глаза остальных двух, но они тактично занимались своими мужьями, не угнетая её положение.

Он закрыл глаза немного позже. Прижал её к мягким тканям сильнее, и напористей поцеловал. Перешел от обычного поцелуя, к более грязному, эротичному: язык постучался в губки девушки. Она на миг застыла, а потом высунула свой в ответ, немного не понимая, что надо сделать. Мужчина провел кончиком по зубкам и внутри полости рта, пару раз толкнул языком по зубкам, прошелся им, ощущая, как они немного режут.

Мужчина хотел было спросить очевидное – первый ли это поцелуй – но потом к нему пришла лучшая идея:

– Твои подруги тебя напрягают? – он единственный из мужей, кто смог остаться в здравом уме, потому что его соблазнительница обладала слабым магическим запасом.

Девушка немного опешила от такого ровного голоса – в книгах писалось, что мужчины едва могут связать слова в предложения, если того не хочет жрица. Но этот говорил вполне осознано, что немного бесило и подкашивало уверенность эльфийки.

– Угу… – она хотела спросить его прямо, вдруг он носит защитные амулеты. В таком случае мужчина представлял опасность не только для нее, но и всех остальных ее подруг – тех, что были на этой поляне, тех, что скрывались поодаль, ожидая ошибки или более сильного существа. Того, кто сможет выдержать не один заход.

Она также знала, что секса в два захода – чем воспользовалась первая, пышная, – вызвал их неизмеримую ярость. Ведь этот раз могла забрать другая сестра, прожить на эту энергию больше.

Жестоко? Конечно, в их племени мужчин хотели держать подле себя и питаться ими как можно больше, но ни одна не могла сдержать порывы голода, что постоянно мучили их бездонные желудки маны.

– Мы можем уйти, – предложил он, пристально смотря в её большие глаза и выжидая. В этот момент его взгляд был наполнен желанием и жизнью как никогда раньше.

Мужчина сообразил, что не так с девушкой. А также понял, что его товарищей уже не спасти. Потому хотел ухватить как можно больше из своего положения: здравый смысл.

– Ну… – ей потребовалось немного, чтобы решиться на его предложение. В ней горело твердое пламя и желание достичь завершения. Удачного, конечно же. – Хорошо, только нам надо выбраться из леса, – в ушах её впервые за этот вечер недовольно загудели другие сестры.

Она до сих пор не научилась отключать эту навязчивую и раздражительную способность.

Авантюрист поцеловал её в обнаженную грудь, на мгновение застыл на соску и отстранился, поднимая её на руки.

Ему хватило десяти секунд, чтобы покинуть пространство леса и выйти совершенно в другом, лечь на мягкий луг, и наслаждаться теплыми порывами ветра.

Её накидка послужила им настилом, – небольшим, но для их игры достаточно.

– Продолжим, – констатировал он факт.

Жрица кивнула, и закрыла глаза. Это совсем не понравилось мужчине.

– Нет, – он легко, не ощутив сопротивления, хотя то было, повернул её лицо к себе и строго посмотрел. – Смотри внимательно, мы всему научимся.

– Л-ладно, – на согласие ей потребовалось всего ничего.

Авантюрист опустился к груди, вновь покрывая её нежными и страстными поцелуями. Вызывая жар внутри её тела. От прикосновений к животу она прогнулась, втягивая в него, и негромко хихикнула, на что он улыбнулся. Совсем добро и непринужденно. Её успокоила эта улыбка. Девушка смогла немного вольнее лечь: положить руки на макушку незнакомцу, а ножки, едва заметно, раздвинуть в стороны.

Промежностью она уже ощущала твердость в его штанах.

А губы его совсем близко подкрались к промежности, в жарком поцелуе ухватились за треугольник и заставили эльфийку тихо простонать, прикрыть ладошкой пухленькие губки, совсем раскрасневшиеся из-за игр.

Мужчина отстранился и посмотрел в алое личико ушастой жрицы. Оно горело, а глаза больше просто не могли быть открытыми. Но он и не стал её принуждать открыть их, чтобы видеть весь перелив её страсти.

– У тебя был мужчина? – в конце концов, была и такая возможность, потому лучше узнать заранее. Чтобы не причинить лишнего вреда.

– Нет, – чуть помедлила, – только женщина. Я уже не девственница. Кажется так?

– Что?

– У вас так называют тех, кто не лишен невинности.

– А у вас? – украдкой спросил он, наслаждаясь мягкостью и томностью её голоса.

– Невинных нет, – со смешком выдавила она.

Мужчину это поразило, но задавать вопросов он не стал.

Он взял её нежно, но настойчиво. Как она и говорила, плевы не было. Тугость нравилась ему, но с каждым толчком ощущение отстраненности от мира накатывало новыми волнами и заполняло его разум. Он утопал, брыкался, пытался выйти из этого состояния и сохранить рассудок, но похоть  и страсть на пару с желанием овладеть этой женщиной туманили разум.

Постепенно взгляд тонул, а после он лишился нормального зрения, зная лишь одно – она кончила первой, но продолжила выжимать из него последние соки.

А потом он рухнул ниц, уснул, и проснулся на следующее утро в её же объятиях.

Поделиться: