Надзиратель

Изо дня в день я прихожу на работу в приподнятом настроении. Возвращаясь, я грущу, потому что мне не хочется уходить из этого прекрасного места. Всё совсем не так, как с другими работами, где мне приходилось выживать. Здесь я всё, у меня высшая власть, моё слово закон, и никто из здешних – ни заключенных, ни персонала не может сказать мне и слова. Все карты собраны мной, я владелец этой игры.

Из всех заключенных больше всего внимания привлекает Мери. Нет, внешность у неё среднестатистическая: короткие русые волосы, но приятное спортивное тело с женственными и пленяющими формами. Ничего особенного, почти каждая здесь, если не жирная свинья, то с хорошей фигурой. Мери привлекает своим взглядом и характером.

– Отвали уже, чертово отродье! – крикнула она, испепеляя меня взглядом.

Я обернулся медленно, не торопливо поднялся взглядом из её босых ножек к разбитой губе и бойким глазам, в которых мне не приходилось видеть страха. Но я обязательно добьюсь своего. Дина ослабла и рухнула на колена, когда я отпустил её горло. Все лицо девушки переливалось фиолетовым цветом. Оторвать от неё взгляд было трудно, но Мери этого заслуживала.

– Хочешь поменяться с ней? – это привычная для нас сцена. Я привожу её смотреть на пытки других женщин, что как-либо провинились. Или просто стали мне помехой. Она смотрит, внимательно, не отрывая взгляд и моргая в сто раз реже привычного. Я буквально чувствую лазерный луч, выходящий из её глаз. Как и в прошлые разы, после он пропадает, давая место её главной слабости – жалости к другим существам.

Она тот человек, который готов пожертвовать своей жизнью и благополучием, чтобы другой не страдал. Но сейчас мне не хотелось играть по тем же правилам.

– Да! – незамедлительно ответила она, твердо смотря мне в глаза.

Я знал ответ.

– Хорошо, – я довольно ухмыльнулся, а после злобно засмеялся, – ах-ха-ха-ха! – спустя какое-то время продолжил, – у меня есть отличная идея! – воскликнул я, поднося большой палец на уровень носа. – Ты, – указываю на Дину, – будешь истязать её, – перевел палец на Мери. – Если мне не понравится то, как ты это делаешь, мне придется лично наказать вас обеих, – не дав им и секунды на размышления, прокричал довольно, – игра началась!

Естественно, Дина мялась, смотря на свою спасительницу. Заминка длилась не долго. Легкий кивок Мери обозначил, что она готова терпеть. Моя улыбка стала ещё шире.

Дина – та женщина, которая славилась своей красотой. Именно потому она частенько попадала во всякие неприятности связанные с завистью других заключенных. Всё дело в том, что чем лучше твое тело, тем ближе ты можешь подступиться к охране или начальству. У Дины выходило и то и другое. Она даже ко мне пыталась подлизаться, но вот не задача – не выдержала моего упорства. Тогда я до крови размял её задницу.

От воспоминаний в моих штанах стало тесно. Я подумал, что эта попка уже столько раз принимала здешние члены, что должна была стать достаточно широкой для двоих. Или я ошибаюсь? Интересно, сколько денег она бы заработала за последние два года, если бы работала проституткой. Непременно, целое состояние.

Дина осторожно сжала небольшие, но задорные груди Мери. Её ладошки начали совершать круговые движения, а пальцы нежно мяли мягкости. Да. Обеих это расслабляло, хорошее решение для удовольствия. Жаль, они забыли, для чьего удовольствия здесь находится.

– Грубее! – приказал я, впиваясь кнутом в спину Дины. Вторая красная полоса легла поперек первой, образовав крест. Ха, почти что мишень или место скарба.

Руки незамедлительно до боли сжали грудь Мери. Она пискнула, но потом крепко сцепила губки, сдерживая любые порывы. Тем более стоны, утаивать их от меня было её любимым занятием. К её сожалению мне привлекало и то, с каким усердием она это делает. Личико её в эти моменты максимально милое и напряженное.

Дина сместилась руками к центру, сжалась двумя пальчиками оба соска и начала их покручивать. На этот раз она делала все грубо и сильно, но видно было – сдерживалась. Всё ещё хочешь доставить ей больше удовольствия?

– Так не пойдет, – я нанес два быстрых удара по ляжкам девушки.

– Аааа! – крик боли, и стук коленок об плиточный пол.

– Возьмите двойной, – приказал я.

Мери, видя, что её подруга едва может сейчас двинуться, взяла инициативу в свои руки. Попыталась подняться, но я огрел и её спину ударом кнута, остановив. Она смерила меня убийственным взглядом и встала на четвереньки. Пусть не страх, но унижение тоже весьма ничего.

Её упругие ягодицы покачивались при каждом движении ноги. Время от времени между ними проглядывалось сердечко пробки.

– Смазку тоже, – обычно эти слова знаменовали анальный секс.

Мери застыла всего на секунду, но потом рьяно взяла все и  вернулась. На обратном пути я наслаждался видом её торчащих грудей, что тянулись вниз и заканчивались розовым острым соском. А также губки, они были пухленькими и чуть в крови.

– Начинайте, – я сместился в сторону большого кресла, широко расставил ноги и принялся наблюдать за происходящим, поглаживая половой орган. Делал это неспешно, максимально растягивая удовольствие.

Девушки работали в привычном сценарии. Сначала Дина, как ведущая, кое-как поднялась на колени и принялась вынимать игрушку с попки Мери. Тонкие пальцы легко справились с задачей. Она потратила полминуты, чтобы растереть дырочку поглаживаниями, зная, что это поможет расслабить и немного утолит боль. Я хотел было подниматься и наказывать, но, похоже, Мери подала ей какой-то сигнал, и Дина грубо ввела в неё сразу четыре пальца. Без смазки.

Я присвистнул и поаплодировал её действиям, комфортно сев назад.

Что удивительно, девушка не издала и звука, что хоть и свойственно ей, не было нормально. Даже для её зада это довольно болезненный процесс. Что ж, тем занятнее будет следующая сцена после фаллоса, потому я не был огорчен или раздражен.

Дина активно водила ручкой туда-сюда, попутно добавляя приличное количество смазки. Спустя минут десять из уст Мери начали просачиваться томные вздохни, спустя ещё пять, она время от время пропускала мелкие стоны и начинала ловить кайф.

– А ты, я смотрю, становишься настоящей шлюхой, – я знал, что меня услышали, но женщина умело сделал вид, что это не так. – Заканчивайте прелюдии.

На меня взирали самым злобным взглядом, который только мог бы создать милый человек. Это было схоже с тем, когда меня и прошлого начальника отчитывали проверочные службы: мужик попался отчаянный и опытный, по итогу вышли мы оба вспотевшие, а Нортон даже не нашёл после всего слов, чтобы ещё отчитывать меня. Аура инспектора поражала. Но лишь схоже, за что я непременно благодарен судьбе – не хватало ещё ощущать страх от её присутствия. Это бы пошатнуло все мои труды.

Она хотела что-то мне прошипеть в ответ, промычать или бросить едкую фразу, но порывы Дины останавливали девушку, не давая той перейти за установленную мной границу. В конце концов, её подруга не была готова отстаивать свою гордость также рьяно, как она сама. Этим я и пользовался, доводя её до кипения.

– Ху-ху, – изобразил я самый раздражающий смех, – вот так, хорошая девочка! – я одобрительно шлепнул и принялся мять упругие прелести Дины. Та чуть остановилась, но быстро вернулась к активной работе ручками. Да-да, понимает! – продолжай в том же духе, а когда я дам сигнал – начни трахать её как можно грубее, – приказал я, вновь шлепнул и отошел на пару шагов в сторону.

Мери уставилась сначала мне между ног, оценив мои достоинства, а после злорадно хмыкнув. Насмехается! Ха, это же лишний повод её задеть, зачем она так открывает свою защиту?

– Нравятся большие члены? – спросил я, наклонившись к ней. Моё лицо было почти у неё, я чувствовал её горячее и учащенное дыхание.

– Хмпф! – хмыкнула Мери, – да, твой вне категории, – она была весьма довольна такой маленькой победой.

Я решил сразу поставить её на место:

– В мои вкусы не входит доставлять удовольствие всяким шалавам, – это было только начало, но её лицо уже заметно перекосилось. – Мне нравится мучить их и издеваться, приносить боль и быть нелюбимым человеком, эти эмоции просто божественные! – я поднял руки вверх, широко улыбаясь и вспоминая парочку перед ними. Вчера удовольствие мне доставлял один из охранников и заключенная Дарья. Наивные глупцы решили, что можно устроить запретные отношения, и подобно Ромео и Джульетте пали вместе от яда… не обычного, я не столь дотошен или класичен. Они буквально затрахали друг  друга до смерти под действием афродизиаков.

Их работа и весомость для моих исследований были велики, потому наградил я их совместным гробом, почел, как подобает и отправил в дальнее плавание на миниатюрном Титанике.

– Больной извращенец, – интересно, она меня вообще слушает? Я начинаю в ней разочаровываться.

– Да? И что? – я поднял бровь вверх. – Это меняет твое положение? Может быть, ты думаешь, что меня это задевает? Ты меня вообще слушаешь? – на град вопросов не последовало ответа. Женщина отвернулась, видимо не желая смотреть на мое лицо.

Я взял её голову за челюсть, крепко сжал и повернул к себе силой, приблизившись почти вплотную. Мои губы почти касались её, когда я шипел, смотря взглядом полным жажды убийства. Да, я хотел прирезать её прямо сейчас:

– Ты портишь всю картину, – рукой хватаю Дину за волосы, тяну вниз и наблюдаю за тем, как она с жалостью смотрит на подругу. Ха, эта пока что ведет себя сообразительнее, может мне стоит сменить фаворита? – Твоя подруга сегодня молодец, мы можем её отпустить после того, как её рука поместится по локоть в твоей заднице. Что думаешь об этом?

Женщина замялась, и вся напряглась, покраснев. Ей хватило ума не выразить все свои мысли мне прямо в лицо, но её личико ясно передавало возмущение и затаившееся сомнения. Черт, даже это не заставляет её испытывать страх? Что я не так делаю?

– Ладно, – согласилась она, – но мне надо сменить позу, можно? – спросила она весьма податливым тоном. Я кивнул, чего уж тут? Пусть играют как хотят лишь в заданной теме.

Дина положила ладони на спортивные ягодицы Мери, легонько их сжала и начала разводить в сторону. Девушка задержалась на виде прекрасного кружка, я посмотрел из-за её спины, наклонился к ушку и прошептал так, чтобы Мери не слышала:

– Красивая, правда? – мне хотелось слышать честный ответ, но Дина решила соврать.

– Очень, – даже кивнула в знак согласия, предавая своим словам больше веса. Жалко, что только для нее, на меня такие трюки давным-давно не работают. – К-как мне лучше это сделать?

И почему ты об этом спрашиваешь меня? Перед тобой идеальный кандидат для вопросов, и её судьба в твоих руках.

– Спроси своего партнера, – направил я на путь истинный, и встал чуть в стороне, чтобы ничто не мешало моему углу обзора.

– Мери? – она окликнула её, та обернулась, стоя на четвереньках и посмотрела сначала на подругу, потом на меня и вновь на девушку.

– Нежнее, – донеслось от нее.

Глупо.

– Сделаем игру немножко занимательнее, – я хлопнул в ладоши, – у вас есть десять… – я нахмурился, – нет, пятнадцать минут, чтобы это сделать. Если не успеете – пиняйте на себя. Обе проведете со мной ещё всю ночь, разумеется, не на кровати, а в виде питомцев.

Глаза Дины поплыли от страха и отчаяния, она задрожала, а потом быстро начала вставлять четыре пальца, пытаясь протолкать и пятый, но это не выходило так легко.

– Расслабься, Мери! Я сейчас все сделаю… потерпи немного… – между слов у неё вырывались всхлипы и дрожь голоса. Говорить ей явно было тяжело.

Я прошел к другой женщине, встал у неё перед лицом, так, что мой член была на уровне её взгляда. Я довольно улыбнулся, смотря сверху вниз.

– Уже ощущаешь себя дворовой псиной, моя милая? – спросил я её, приставляя член поближе, а после взял его в руку и начал гладить о мягкие щечки.

– Пошел ты, – прорычала она, старательно пытаясь уклониться.

– Дин, – я посмотрел на это, поднял голову и обратился к другой заключенной.

– Постой, – перебила меня сразу Мери, – чего ты хочешь?

– Ответа, мой щеночек, – произнес я мягко и отвратительно нежно.

– Да, чувствую, – ответила она, опуская взгляд.

Я решил, что на данном этапе добился многого, а дальше действовать опасно. Пусть привыкнет к этому положению, чтобы также легко принять следующее. Ведь, в конце концов, её судьба – посмертно быть моей игрушкой. И мы оба это знаем. Суть лишь в том, сломается ли она под напором?

– Тогда, ты знаешь, что необходимо сделать, – я приставил головку члена к её губкам, те плавно приоткрылись и между них показался тонкий язычок.

Движением руки я приблизил к себе монитор, направил камеру на умелые действия Дины – именно она была той, кто занимался обогащением других девушек арсеналом умений в постели. Пальчики её потихоньку двигались. То скрывались в растянутой дырочке, то выходили из неё. Я привел монитор в движение, поставил со стороны и чуть опустил. Теперь Мери может посмотреть туда, если того захочет.

А я ведь знаю, что любопытство рано или поздно сломает её гордость.

Это произошло не скоро, сперва девушка удосужилась сделать мне умелый минет, удовлетворить и потратить большую часть установленного времени. Её взгляд всего на мгновение метнулся в сторону монитора, туда, где уже пять пальчиков активно работали над поставленной задачей.

Я в этот момент сделал вид, что прикрыл глаза из-за накатившего удовольствия, но сам наблюдал в тихую. Моё лицо не выразило ликование, которое распирало изнутри.

– Дина, – я вновь обратился к второй женщине, вызывая смятение в лице Мери, – спокойнее, щеночек, – хмыкнул я довольно, смотря на первую, – ты хорошо постаралась, а она усердно работает. Потому вы обе заслуживаете награду.

Лица девушек вдруг налились надеждой.

– Вы что, решили, что я отпущу вас без выполнения условий? – меня аж скривило от такой нелепости и их глупости. – Нет, ну вы даете… не думал, что возбуждение сделает самых смышленых такими тупыми.

– Мы… мы просто боимся, – честно призналась Дина. Это то качество, за которое я её ценю.

Кивнув, я остановил установленное время и мотнул его на десять секунд обратно, все по правилам, никакой лжи.

– Чего же вы боитесь? – я хочу это слышать.

Читайте также:  Лучшая командировка в моей жизни

Прелестная русоволосая женщина понимала моё желание и знала, что требовалось говорить. Она хотела сказать что-то, но я приставил член к её губам, настойчиво проталкивал того внутрь.

Не хватало ещё испортить такой момент её лживой лестью, ты будешь наказана за то, что лишь подумала об этом!

Она вскоре открыла рот, а я грубо толкнул орган, и принялся вдалбливать, загоняя его почти до основания. Горлышко этой красавицы было явно рабочее попки. Это плюс, но и минус, столько времени можно было бы заняться разработкой более нужного отверстия!

– Вас? – неуверенно ответила Дина. Она тоже думала, как бы ей правильно поступить. И выбрала тот вариант, который понравился мне больше всего. Честный и искренний ответ.

– Умница, – я поманил её пальчиком к себе и погладил по волосам. Кажется, я становлюсь слишком добрым, когда мой орган своим присутствием душит Мери.

Дина даже расслабиться успела.

– Но нет, все хорошо, награда на то и награда, чтобы быть приятной, – я действительно обнадежил их, и они поверили мне. Как-то даже не захотелось разрушать их идиллию, оставить себе это доверие. Другое желание взяло верх. – На протяжении следующей недели вы обе не будете привлекаться для пыточных наказаний, чтобы не сделали.

От удивления даже Мери, активно работающая язычком, расширила глаза, и уставилась на меня. Я ухмыльнулся самодовольно, и понял – вот в этот самый момент моя игра была раскрыта. Она догадалась.

– Вы обе будете наказывать других, – блаженство и умиротворение на лице Дины сползло, как капелька грязи по стенке – оставляя после себя мутный след. – Это ваш шанс перейти в новый уровень, – я повел плечами, как бы стимулируя их желания. Будто для меня это мелочь и вовсе не так значимо, как для них.

Но я ведь был скуп с остальными и вовсе никого ещё до этого не награждал таким образом, как бы те не пытались меня удовлетворить.

– Даже Ваших питомцев? – между тем Дина ухватилась за эту возможность, в то время, как Мери, попыталась повернуть голову и осуждающе посмотреть на нее.

– Тихо! – прорычал я, и грубо толкнул член в самое горло. Она начала давить и пытаться глотать, из-за чего мне было безумно приятно.

– А? – ошарашено уставилась на меня заключенная.

– Ничего, – я помотал головой, – все нормально. Да, даже с ними.

– Тогда хорошо, – решительно согласилась она, и уверено посмотрела на меня. – Сейчас мы все сделаем…

Я решил помочь энтузиазму девушки и активировал ремни на столе, они обхватили лодыжки и ноги женщины, потом обвились вокруг её талии и прижали к столу. Она лежала вся такая беззащитная и обозленная на весь мир.

– Вот видишь, – прошептал я, – твоя подруга знает, как подобает себя вести, как выживать в этом мире. Не стояло тебе подвергать себя опасности и жертвовать собой, – поучительно отчитал я её.

– Отпусти меня! – она вынудила меня вновь заткнуть ей рот членом.

Я активировал время. Дина это заметила и принялась смазывать кисть руки, потом остальную часть. Должен заметить, что Мери все равно крупно повезло, что здесь именно Дина, – ручки её тонкие, даже ладошка небольшая. Не думаю, что будет настолько уж проблематично просунуть ручку в её попку.

Она приставила пальчики к дырочке и начала вставлять. До средины они входили легко. Потом подошел пятый и пришлось потратить немало усилий, чтобы кисть руки преодолела сильное колечко. Я видел напряжение руки и лицевых мускул Дины, это и правда давалось ей трудно.

Но вскоре шумный стон и попытка укусить меня, что перекрылась ещё более грубым движением вперед – это искренняя малышка грубо толкнула руку, погружая её в упругость Мери. Хотелось бы мне увидеть, как это происходит изнутри, заснять и иметь возможность передавать её ощущения зрителям. Жалко, что такая техника мне пока не по карману.

– Аагххх! – крик Мери вырвался даже через заткнутый рот. Она широко раскрыла губки, стоная и щурясь от накатившей боли. Я думал, сейчас её попустит, но Дина видимо решила все закончить быстрее – и верно мыслит, время почти закончилось.

Ручка её напружилась ещё сильнее, новый поток смазки и грубый трах анального отверстия вызывал дикую боль. Мери задыхалась в попытках, из её глаз текли слезы. Впервые я могу воочию лицезреть эту прекрасную картину.

– Я сделала это! – наконец прохрипела Дина.

– Великолепно! – я одобрительно похлопал членом по заплаканном лицу Мери. Теперь мой половой орган покрывали и её слезы.

– Мы можем получить свою награду сейчас? – этот вопрос выбил меня из колеи. Я надеялся, что она хоть немного, но захочет наслаждать мучениями Мери.

Пришлось кивнуть, дабы поддержать привычную честность.

– Да, на сегодня вы свободны, – несмотря на это мой член стоял колом. Но все хорошо, дальше у меня ещё несколько заключенных.

Нина была обворожительной азиаткой, то ли китайкой, то ли японкой. Может быть, корейкой. Конечно, мне, как наблюдающему за ней необходимо знать такие мелкие нюансы, дабы подобрать подход лучше, дабы ограничить её от тех или иных кругов, и подвергнуть жестокости всего этого бренного мира. Лишь бы она чувствовала себя отвратительно и раскаивалась в содеянных убийствах в городском парке. Да, эта женщина заслуживает самых отвратительных условий жизни, но вот незадача, её муженёк позаботился о том, чтобы здесь ей оказали радужный и добрый приём.

И толку с этого? Правильно, никакого. Она всё равно пала, всё равно оказалась в отвратительных условиях, мало того, даже до моего вмешательства начала спать со всеми, с кем только не лень. И это не шутки, женщина в буквальном смысле осчастливила толстяка Кларка, что тот от счастья чуть не взлетел в мир иной. Благо, их случайно обнаружил второй служитель закона и доложил об этом непосредственно мне. А там я уже сам занялся тщательным наблюдением и распорами об её личной жизни в камере и на этаже.

Как оказалось, Нина весьма любвеобильная женщина.

– Ну, можно, пожалуйста, – смотрела она на меня самым преданным и милым взглядом, на который у неё только и хватало навыков. – Я всего-то разочек, уже целую неделю терплю, ты должен понимать, каково мне сейчас! – женщина склонила голову на мои колени и принялась водить язычком.

Щекотливое чувство заставило меня отдернуть его, сколько раз можно повторять, что нельзя трогать их, пока я не возбужден!

– Прекрати, – смерил я её строгим взглядом.

Белокурые локоны покачнулись в воздухе, создавая прелестный поток, будто волна снизошла на землю, одарив мир вокруг фантастической гладью. Это точно волосы реального человека? Не мог пропустить такое мимо глаз и носа.

Я взял пряди её волос и в привычной манере – плавно и утонченно – преподнес их к своему носу, вдыхая очаровательный запах цветов. Спустя пару секунд тот сменился кокосам, а после ванильной пудрой, заставив мой желудок хотеть сладости. Давно такого не было. Думаю, с этой персоной я вполне могу оставить и ту часть себя, которая ни в коем случае не должна выбираться наружу перед той же Мери.

– Прекрасно, – прошептал я, опаляя горячим дыханием те же волосы.

Женщина довольно улыбнулась и посмотрела на меня победным взглядом, явно понимая, что моё решение было почти что принято. Мне захотелось разозлить и разочаровать её, обломать в конце-то концов, чего же она такая довольная? Я её для наказания позвал, между прочим.

– Я видел в записи, как ты пыталась переспать с Дианой, – прошептал я спокойным тоном.

Выражение лица заключенной мигом сменилось, приобрело бледноватый вид. На глазах начали наливаться слезы, постепенно они же размазали тушь и прочую штукатурку по всему её лицу. Зрелище портило эстетику происходящего, потому я решил убрать раздражитель, чему обладательница пышных форм была несказанно рада.

– Вот так, – я заботливо протер салфетками её лицо, потом повторил то же влажными, и вновь сухими. Да уж, как я глупо сейчас себя чувствую. Каждая заключенная выжимает из меня что-то новенькое, доступное только ей. Или это я настолько изменчив и приспосабливаюсь к каждой по-своему? То-то мне не нравилась ревнивая реакция моей малышки Юи.

– Я хочу, чтобы ты привела сюда Юи, – продолжил я спустя какое-то время. – С ней я разрешу тебе переспать, но при одном условии, – я сразу решил выставить рамки, в которых эта распутница будет следовать моим указаниям. Пусть начнет включать свою изобретательность сразу, не хочу сегодня ничего делать сам. – Сразу скажу, что действовать ты будешь своевольно, насколько это вообще возможно в твоем положении, но ты сама знаешь задатки малышки Юи, и, тебе придется довести её до пика три раза.

Я увидел вызов в глазах Нины, и довольно улыбнулся. Сегодня в приемной становится максимально жарко, меня это уже начинает немного вымораживать. Пора бы взять отпуск?

– Слушаюсь, Хозяин, – почтительно кивнула девушка, поцеловав мою ступню, и быстро удалилась. Между её пышных ягодиц со стороны в стороны колыхался пушистый лисий хвостик.

Я кое-как переместил свое тело в кресло, в безмолвном ожидании решил настроить камеры с самых разных ракурсов, чтобы те засняли прелестную картину и в этот раз. Видео должно выйти на уровень выше, если я и дальше хочу получать должное вознаграждение от мистера Зака.

Спустя пять минут в комнату вошли две женщины. Нина по пути сюда лишилась остатков своего одеяния, и теперь её большие груди демонстрировали гордые коричневые соски, проколотые крылышками ангела. У её ног была миниатюрная девушка, скорее с виду похожа на девочку, нежели женщину. На ней также не было ни грамма одеяния, только кожаный поводок, пушистый собачий хвостик и под цвет ему ушки. Несмотря на внешний вид, Юи была на пять лет старше Нины. Особенность организма, или какая-то болезнь, не важно. В целом, все японки выглядят как школьницы при должном подходе макияжа.

– Ты долго, – смерил я её скучающим взглядом, и указал на стол, торопя события. Ждать совсем не хотелось. – Скорее начинайте, я могу и передумать, наказать обеих.

Что первую, что вторую обдало сперва волной сомнений и страшных дум. А стояло ли продолжать вести себя прилежно? Может лучше подстрекнуть меня на наказание и активные действия? Я прекрасно понимал их желания, видел в глазах это пламя, но оно быстро стухло, стояло им получше присмотреться ко мне. Да, хорошая эмпатия в этом месте – высочайший навык на ряду со смекалкой.

– Юи, – окликнула женщина напарницу.

Та подняла взгляд выше, пусть это и было её не сильно удобно. Думаю, с её ракурса она вряд ли видит её лицо, – мешают груди.

Женщина, плавно ступая и звонко цокая каблуками, прошла к столу и указала изящным пальчиком на стол. Указывая место, куда её зверушке нужно было сидеть. Как они начнут? Скорее всего – самый стандартный способ с куни, что перейдет в страстный и дикий секс с проникновением больших и широких предметов в маленькое тельце Юи. Таким были их стандартные забавы. Чаще всего Нина перегибала палку, доводя малышку до адского вопля и рвя ей что-то внутри. Потому они были отличным дуэтом. Они наслаждались друг дружкой.

Вопреки моим ожиданиям, все началось с милого и страстного поцелуя. Женщина аккуратно и ловко исследовала губами и язычком полость рта малышки, положа руки той на предплечье. Должен заметить, картина сильно успокаивала, но вскоре монотонность процесса мне наскучила.

Я открыл окно управления комнатой, подключил мысли к управлению и задействовал самое невинное, что здесь было: весомая резиновая рука. Как прилипнет к коже, особенно заднице или спины, так и оставит там след на несколько недель.

Ладошка незаметно для девушек двигалась к ним, плавно и без какого-либо звука подступилась к ягодицам Нины, а после, без размаха, сильно приложилась к упругой попке. По ней прошлась волна удара. От него женщина подскочила на месте и тут же выпрямилась, отпуская подружку. Взгляд Юи был кровожадным, вот так мне нравится уже больше.

– Имеешь что-то против, принцесса? – спросил я, не дожидаясь продолжения их действий. Удар заставил обоих замереть, пускай получила пока что только одна из них.

– Нет, – прошипела та, а после невинно похлопала ресницами и обратилась к подруге, умело сделав вид, что меня не замечает, – продолжай, хочу, чтобы ты раздвинула мое горлышко своим членом, – на её лице играла возбужденная мина, она широко улыбнулась, посмотрев на меня, а после вернула взор на Нину.

Недолго думая, я активировал второй механизм, направив ко рту малявки большой резиновый член, что словно состоял из нескольких массивных вытянутых шариков. Больше напоминало соединение из резиновых яиц. Человеческие руки растянули широко рот девушки, игрушка медленно, но уверенно проникла глубоко в её горло.

Юи вся покраснела и резко вспотела, но показала невиданный профессионализм – даже не дрогнула, не предприняла ничего, что могло бы помешать работе механизма, пусть это и было невозможно в её положении.

– Нина, – я активировал средний темп движения для разработанного горла, и игрушка начала ритмично погружаться в горло Юи, растягивая губки так, что те могли в любой момент порваться. Спустя полминуты она начала задыхаться.

– Да, Хозяин? – по заднице девушки проехался второй шлепок, чуть слабее прошлого. Ягодицы не успели отойти от первого удара, потому второй, пусть и был слабее, ощущался примерно также, а то и больнее. Я с интересом принялся наблюдать, как она пыталась удержать шаловливые руки.

– Сегодня ты не будешь пользоваться её ртом, – огорчил я обеих. Даже Юи широко и недовольно приоткрыла глаза, взирая на меня из своего неудобного положения. Да где такое видано, чтобы зверушка так смотрела на своего правителя? Я всё для тебя, девушка, пора бы тебе понять это и принять, как факт.

– Ч-чем же тогда мне…

– Влагалищем, – тут Юи не выдержала и принялась колотить кулачками, пытаясь высвободиться из сильных оков механических рук, что лишь с виду были человеческими.

– Вы уверены? – вопрос откровенно застал меня врасплох.

– На все сто, – ответил я, активировал движения игрушечного члена на новую скорость. Шлепки по ягодицам сместил ниже, теперь они осыпали ляжки, оставляя там красные зоны, от которых тело прелестной женщины дрожало. Это уже больше походило на пытку.

Я сел удобнее, облегченно выдохнул и принялся налегке наблюдать за происходящим. Ещё один вопрос в подобную тему и мне придется активировать бога тентаклей этой комнаты, разорвать их в клочья, но перед этим жестоко поиметь.

Хотя, обеим найдется применение получше.

Несмотря на все пытки и жгучую боль, женщина опустила юбку до пола, обнажая своё достоинство. Сперва показался пухленький бутон, с большим клитором, в форме маленького члена. Блондинка прислонилась промежностью к розовому и сочащемуся влагалищу Юи и принялась быстрыми и напористыми движениями бедер стимулировать возбуждение. Кроху под пышногрудой женщиной вжимали в холодный и твердый стол все более безжалостно, а потом началось то, чего ждал я, ждала Нина и опасалась малышка.

Читайте также:  Дрянь

Постепенно между их телами показывалась все более заметная и толстая головка, отдельно схожая на голый член, но им не являющаяся. Женщина стонала гулко, в то время, как Юи потеряла весь свой энтузиазм, и всячески пыталась убраться из своего плачевного положения. На краю её сознания я отвел фаллос от девушки, отдав её на растерзание буйной женщины.

Огромный член, заметно больше моего, прижимался к плоскому животику малышки, скользил по нему, смазывая значительным количеством выделений, которые постоянно сочились из промежности обеих. Спустя минуту тело женщины вытянулась, словно слюна, глаза полезли за орбиту, язык показался из ротика.

Она рухнула поверх подруги, прижимая ту всем своим весом к столу. После каждого оргазма ей приходилось отдыхать по несколько десятков минут. Каждый второй достигался сложнее, но был также намного сильнее. Спустя десять минут Нина придет в себя и приступит к тому, что требовалось начать с самого начала. А пока я решил поиграть с её беспомощным телом.

– Юи, – мягко окликнул я, – ложись у неё и начни мастурбировать. Повернись в мою сторону, широко раздвинь ножки и комментируй всё, что делаешь. Имей ввиду, ты должна кончить быстрее, чем Нина придет в себя.

– Х-хорошо! – девушка попыталась своими силами убрать блондинку, но, как и ожидалось, ничего у неё не получилось.

Я направил механические человеческие руки ей на помощь, помог выбраться и даже переместил на край стола, ту сторону, которая выходила непосредственно ко мне. Блондинку пришлось поддерживать и укладывать максимально осторожно и внимательно. Одно неверное движение, и она проснется. Конечно, незабываемая картина предстает перед мной, но толку-то, если это будет последнее, что она сделает? Помрет ведь из-за перенапряжения.

– Вот так, – она согнула ножки в коленах, развела их в стороны и пальчиками раскрыла розовые половые губки. Неплохо, но не моё, слишком плоско. – Сегодня я хочу показать, как играла с собой прошлой ночью, – ей следовало бы обращаться ко мне в такие моменты, чтобы хоть попытаться соблазнить, но она откинула эту мысль.

– Я провожу пальчиками от лобка, медленно крадусь ими от клитора, к входу в мое влагалище, и начинаю вводить один пальчик, – под конец реплики, она, как и говорила, ввела тонкий пальчик в тугое отверстие. Признаюсь, мы им не пользовались более двух лет не просто так. Я даже запретил ей вставлять ей больше двух, дабы она оставалась такой же тугой всегда. Берег я её больше для себя, одного прекрасного дня, для настроения или недельной забавы, но приходится использовать пораньше, иначе совсем крыша поедет.

Показательно сжимая свой член, начиная потихоньку его стимулировать, дабы произвести лучшее впечатление. Работает.

– Потом давлю наверх, – она зажмурила глазки, направила кисть руки вперед и чуть просунула глубже, с неимоверным усилием надавив на верхнюю стенку влагалища.

– Детальнее, – приказал я, удивляясь ответу.

– Как скажете, Хозяин, – она обратилась ко мне почтительно впервые за все время. Что же повлияло? А, не важно. Мне приятно. – Я стараюсь протиснуть второй пальчик… – она томно вздыхает, потом вдыхает и с прикушенной губой пытается вставить тонкий пальчик к первому. Ничего не выходит, из-за чего женщина в отчаянии начинает двигать одним. – Из-за того… ах… что не вышло… ах, ах… – стоны её разливаются певучим звуком по комнате, поглощая меня и заставляя утонуть в их сладости. – Я начинаю быстро трахать себя одним… ах… да-а-а-а. Пальчиком! – она вдруг вскрикнула, потому как со спины к ней подкралась механическая рука и начала медленно и умело массировать соски. – Что вы такое… делаетееее… – она протяжно вздыхает, смотря прямо на меня.

Одной рукой я стимулировал своё удовольствие, в то время, как первая, активно работала над наслаждением малышки Юи. Нежные и теплые руки, пусть и были механическими, но совсем схожи с человеческими ладошками. Специально для неё я выбрал женский тип рук. Пальцы нежно обвивали небольшие грудки крохи, осторожно сжимали их, сводились от упругой груди к гордо торчащим розовым соскам. Те были даже больше, чем у Нины, выразительные, и на бледном теле заметны. Отличный контраст, радует глаз.

Я задержал внимание на большом и указательном пальце, что неторопливо оттягивали твердые сосочки вверх. Тело девушки невольно поддалось вперед за движением рук, дабы хоть немного ослабить приятную боль. Наслаждаться ею она научилась, но старые привычки, вроде убегать или дерзить в момент смущения, остались.

Я дал команду рукам теребить соски. Большие пальцы обеих рук начали кружить над верхушками гордых, но маленьких грудок. Дыхание девушки разносилось звонким и мелодичным звуком по комнате. Оно было ровным, не как раньше. Я прикрыл глаза, отдаваясь только слуховым стимуляторам, что в паре с моей фантазией работали отлично.

– Да! – она прошептала это довольно тихо, но все здесь молчит, потому я отлично услышал её довольный голос. Также разобрал следующее: – Они так приятно это делают. Не сравнится даже с руками Госпожи Нины… – в этом вот высказывании было много удивления и преданности. Вот только не понятно, кому или чему эта преданность предназначена.

Логично представить, что Нине, но звучало как-то слишком уж… на чувствах. Думаю, к этому всё же подвели именно умелые механические руки, и удовольствие, которое они доставляли.

Я сместил одну из рук между ножек девушки, заодно открыл глаза и посмотрел на неё. Картинка не сильно отличалась от того, что я представлял, но всё-таки отличалась. Женщина пристально смотрела на меня, тяжело дыша, вся красная и пытаясь подавить стоны. Конечно, я смотрел на неё, пытаясь понять, что в её взгляде так сильно меня привлекало. Расслабляло и заставляло пожалеть, что я такой ничтожный, – мучаю её.

Задумавшись об этом, всего на мгновение, я и не заметил, как механический палец проник во влагалище девушки. Она руками обвила всю руку, вцепилась в неё ноготками и оставила реалистичные царапины. Сдерживаться не было ни малейшего смысла, потому я сразу включил максимальную скорость работы пальца. А та была такой, что и с ума свести могла бы даже Мери.

– Ах! Что… ах! Что… Ах… мх… даа-а-а-а-А-А-А! – она вскрикнула, откинулась назад, отпуская руку из объятий. Я посмотрел в соседний монитор. Кадр снимался со стороны.

Маленькие груди быстро поднимаются и опускаются, девушка с закрытыми глазами блаженно, что-то мурчит себе под нос. Я вздохнул, поднял и подошёл к ней. Была, не была, необходимо сбросить напряжение, а в этом мне поможет только непосредственное участие в процессе. Ничто, кроме этого.

– Юи, – я положил ладоши ей на ножки, подтянул рывком к себе и прижал член к промежности, начиная тереть его об неё. Как же сильно она промокла! Да тут целая лужа, на камерах её не видно.

Пометив себе недостаток съемки, я осторожно надавил головкой на клитор. После прошелся между губ, собирая как можно больше естественной смазки. Нет. Моей игрушки, что существует и живет последние два года лишь для того, чтобы угождать мне. Вот такой расклад мне нравится больше.

– Хозяин! – она вскрикнула, потянулась ко мне руками, и со слезами на глазах продолжила. – Пожалуйста, используйте мою попку или ротик… – в глазах её стояла паника. – Я не смог… не смогу принять его, Вы же это понимаете?! – не выдержав, женщина вскрикнула.

– Тихо, – прорычал я, сжимая её тонкие ножки сильнее. Сейчас мне хочется забыть, что эта женщина убила очень много людей, принадлежащих к семье моего друга. Близкого друга. Сейчас мне хочется ощутить всю её преданность и утонуть в ней, в наслаждении, дабы выбросить из головы события минувшей ночи. Никак не могу смириться с тем, что умерла Мери.

Я прекратил движение, и уставился в стену. Чего же могло так повлиять на меня? Заключенная! Смешно. Я все также хочу продолжать их мучить и быть для них Богом, всем в этом мире. Но так тошно. Будто я вдруг мог осознать грешность и чреватость всех моих поступков? Нет, вздор, меня никогда не волновало ничего такого…

– Хозяин! – донесся до меня громкий голос крохи. – Что с Вами? – в глазах читалась тревога. Вот как, значит, ты переживала за меня? Ишь, какая умница, знает, как надо в такие моменты лизать начальству. Повторюсь, эмпатия в таком месте это хорошо.

– Всё нормально, – я помотал головой, всем своим видом и интонацией показывая, что желания объяснять и говорить на эту тему у меня нет.

Женщина умолкла, понимая, что лучше не будить во мне лихо. Ведь может быть, что и хуже вагинального секса, пусть он для неё сейчас также, как для Мери ей первый анальный. Эх, Мери… может мне стоит начать более тонко играть с жертвами? Одурачивать их и вертеть, будто марионетки. Было бы забавно поменять что-то в этой жизни.

– Продолжим, – ещё после молчания, я наконец вернулся в живой мир к терпеливо выжидающей меня Юи. – Я не остановлюсь, – зачем-то предупредил я её.

Кроха кивнула и с мужественным видом приготовилась терпеть боль. Я бы посоветовал ей расслабиться, чтобы было проще принимать. Вот ещё одна её особенность, – я протолкнул средний палец в её влагалище и нащупал там тонкую и эластичную плеву. Кажется, она не порвалась даже после двадцати сантиметровой палочки, специально заостренной на конце. И как такое вообще может быть?

– Всё ещё там… – констатировала факт она. В этом я услышал немного гордости, которую давило смущение.

– Это хорошо, наступил тот момент, когда она мне понадобиться, – выговорил я, подводя головку в входу во влагалище. То невольно сжалось ещё до того, как я попробовал надавить. Юи натужилась. Не хочет впускать? Не проблема.

Большим и указательным пальцем я надавил на основание члена, прижимая головку плотнее к входу и заставляя её скользить внутрь. Процесс давался действительно тяжело. Где-то на конце головки мне прижать извивающуюся Юи к столу своим телом и руками. Она колотила меня по спине, надеясь, что я от этого остановлюсь. Я был нерушим в своем выборе, двигаясь все глубже и глубже.

Каждый миллиметр давался действительно тяжело.

– Всё хорошо, терпи, малышка, – прошептала Нина, положив ладоши на щечки подруги. Несмотря на всю ту боль, что стояла на лице Юи, блондинка радостно улыбалась. Потом ей в голову пришло, что было бы неплохо занять девушку другими делами, приставила свой член к её ротику, заставляя женщину вылизывать его. Но Юи была не готова к таким действиям в момент, когда её тело будто разрывало на две части.

– Сядь ей на торс, – подсобил я, не желая больше видеть, как женщина неуклюже пытается поместить орган с её положения.

– Но так я не смогу вставить в горло… – отрицательно покачала головой Нина.

Я влепил ей пощечину, не желая слушать ничего. Обиженная, та уселась на колени, задом ко мне. Я подвел экран на левую сторону, наблюдая, как головку входит в ротик. Одно движение и губки плотно закрыты, а сил и места для члена Нины больше не нашлось. Она начала движение, не найдя лучшего занятия.

Спустя минуту движений на средней глубине влагалища, я надавил на лобок Юи, стимулирую то место, где находился мой член. К моему удивлению, это расслабило пленницу, и я смог протолкать орган глубже. Между тем она уже вовсю рыдала, извивалась и пыталась выбраться от нас обоих. Но к крайним мерам не пришла, что уже определенно есть хорошо для Нины. Вряд ли она переживет укус.

Спустя десять минут медленный процесс вхождения мне буквально сидел в печенке. Я вынул орган почти полностью и с завидно силой заколотил его внутрь девушки. Ощущения от натянувшейся плевы были странными, отдаленно сравнимо только с презервативом. Тем не менее, в корне отличающееся от него. Из её влагалища помимо соков тонкой струйкой побежала кровь.

– Хозяин! Вы сделали это! – довольно пробубнила Нина, облизнула губы и убрала свой член от подруги. Женщина наклонилась к ней, поцеловала раз, после прошептала, – вот видишь, вскоре все будет хорошо и тебе это тоже понравится. Тогда я смогу также пользоваться и этой дырочкой.

Похоже планов у Нины было много. Это отчетливо заметно по её злорадной улыбке, вот только у меня всё совсем в другом русле будет идти. Я не намерен терпеть её полегания на мою собственность. Пожалуй, даже жесткие меры потом приму.

– А потом мы используем все твои дырочки одновременно, вставим два члена в попку и влагалища, – поплыла Нина, мечтательно закрыв глаза и улыбаясь от уха до уха.

Я поднял бровь и потянул её за волосы к себе, грубо проговаривая каждое слово:

– Никто её больше не трогает, понятно? – вот так  я и выбрал фаворита. Впервые в своей жизни открыто заявил, что мне нравится заключенная и я не приму кого-то ещё подле нее.

Но женщина не стала печалится, с такой же довольной миной начала покрывать поцелуями мой торс. Краем глаза я заметил, как ловкий язычок Юи блуждает по половым губам подруги. Это зрелище мне понравилось и вдохновило. Я вновь начал двигаться.

Спустя минут пять я закончил, едва успев вынуть член и выпустить содержимое яиц в ротик Нины. Она блаженно промурлыкала, испивая семени. Потом показала мне, что большая часть его все ещё в её ротике, повернулась ко мне попкой, сильно прогнулась открывая вид на прелестные дырочки, что меня почти не интересовали. Я сместил взгляд на монитор, где одна женщина целовала вторую, передавая мою сперму из ротика в ротик. Из уголка губ Юи просочилась небольшая струйка слюны, смешанной с семенем.

Я сильно шлепнул Нину.

– Прекрасно! – и правда процесс их игры мне сильно понравился. Вот только, лучше мне почему-то не стало. Все также плачевно от потери любимой заключенной. Теперь я осознал, что Юи привлекает меня только своими эксклюзивными формами, немного поведением, но все-таки не дотягивает уровень до игры Мери. Я слегка разочаровано убрал в сторону надоедливо виляющую задницей Нину и притянул к себе кроху.

Доведя её до оргазма губами и языком, ушел с ней в свои апартаменты. Там мы провели вместе ночь. Спалось мне прекрасно, ведь я понимал, что оставил Нину на потеху своенравному ИИ. Он-то позаботится о ней должным образом.